Вот уже второй месяц «домом родным» для 44-летнего жителя хутора Калаборка Предгорного района Вячеслава Мерехи служит больничная палата. История «госпитализации», которую на всю страну он озвучил через Интернет, предназначена не для слабонервных граждан. В коротком пересказе она выглядит следующим образом: 14 декабря прошлого года Вячеслав пришел домой, так сказать, в подпитии. Пожилые родители, мать и отчим, не пожелали лицезреть нетрезвого мужчину дома и вызвали милицию. Как уверяют, из самых благих побуждений: думали, что сына отвезут куда-нибудь типа вытрезвителя, где и подержат до «прояснения рассудка». Советский менталитет не позволял старикам ожидать от людей в форме, олицетворяющих защиту и правопорядок, того, что случилось потом.

Сельский Гуантанамо

Как рассказывает Вячеслав, за ним приехали двое участковых. В «околотке», располагающемся в поселке Вин-Сады, куда его доставили, милиционеры (к тому времени к ним присоединился третий страж порядка) тоже приложились к бутылке – видимо, коротать дежурство «на сухую» им было скучно. А потом стало скучно и просто пить. Для начала «Анискины» в воспитательных целях стали избивать Вячеслава – мол, мать на тебя жалуется, ведешь себя плохо. Когда он прикинулся потерявшим сознание, они, дабы убедиться, что Мереха не мертв, стали прижигать ему зажигалкой большой палец руки и ухо, при этом совещаясь, как лучше поступить с избитым – может быть, выбросить его куда подальше: в озеро, например. Испугавшись быть утопленным заживо, Вячеслав пошевелился. Как оказалось, на свою беду: стражи порядка, обрадовавшись, что у них на руках не оказалось трупа, продолжили вакханалию: подняли Мереху с пола, сняли с него брюки и нижнее белье и потом один из них... ударом ноги загнал несчастному в задний проход ручку от швабры.

После этого зверства к первым трем сотрудникам присоединился четвертый, который тоже не пожалел для Вячеслава ударов. Когда бравой четверке наскучило развлекаться, они погрузили едва живого мужчину в багажник черной «Волги» и отвезли в дежурную часть РОВД.

– Меня поместили в «обезьянник», – вспоминает Вячеслав. – И дежурный по РОВД спросил, что это со мной. Я ответил, что меня сильно избили, мне срочно нужна помощь врача. Дежурный вызвал скорую. Врач меня осмотрел и сказал, что нужна срочная госпитализация. Но везти меня – грязного, плохо пахнущего – в карете скорой не захотел. В больницу меня отвезли на милицейской «Газели».

В лечебном учреждении медики констатировали у Вячеслава разрыв прямой кишки и тяжелейший перитонит и экстренно прооперировали. Забегая вперед, скажу, что операций Вячеслав перенес уже три и лечение ему предстоит еще весьма и весьма длительное.

Ни шатко ни валко

О том, что Вячеслав попал в больницу, его матери никто из правоохранителей не обмолвился и словом. Об этом ей сообщил сам Мереха, позвонив с мобильника, одолженного у соседа по палате. Узнав историю, приведшую сына на больничную койку, пожилая женщина бросилась с заявлением о привлечении к уголовной ответственности изуверов, искалечивших Вячеслава, в межрайонный следственный отдел СУ СК РФ по краю. Однако, по словам двоюродной сестры потерпевшего Натальи Спиридоновой, компетентные органы как-то вяло отреагировали на сообщение. Несмотря на то что следователь опросил Вячеслава уже на следующий день после операции, только 28 декабря Предгорный межрайонный следственный отдел следственного управления Следственного комитета по Ставропольскому краю возбудил уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия) и п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью). Да и то не в отношении конкретных милиционеров, которых Вячеслав называл пофамильно, а по факту.

Обращалась Наталья Спиридонова с заявлением и к начальнику ГУВД по СК А. Горовому, требуя разобраться в ситуации. Однако и служебная проверка света на эту темную историю не пролила, а, на мой взгляд, еще больше запутала. Как сказано в пресс-релизе, размещенном на сайте краевого милицейского главка, «по сведениям, изложенным в обращении, проведена служебная проверка, в ходе которой причинение сотрудниками милиции телесных повреждений задержанному достоверно не установлено. Вместе с тем в действиях участковых уполномоченных милиции ОВД по Предгорному району выявлены грубые нарушения, связанные с несвоевременным оказанием медицинской помощи доставленному в участковый пункт милиции гражданину и порядком регистрации обращений граждан. За допущенные нарушения четверо из них уволены из органов внутренних дел по отрицательным основаниям, ряд руководителей отдела внутренних дел привлечен к дисциплинарной ответственности. Материалы проверки переданы в Предгорный МСО СУ СК РФ по Ставропольскому краю».

Для меня лично до сих пор тайна: за что уволили участковых? По каким таким «отрицательным основаниям»? Если следовать логике пресс-релиза, то «Анискины» виновны в том, что должным образом не оказали медпомощь Мерехе. Так, выходит, он уже в изувеченном виде был доставлен в Вин-Сады? Но его родители утверждают, что милиционеры забирали Вячеслава из дома живым-здоровым. И эти противоречия пока что не устранены.

– Мы боялись, что дикий случай, произошедший с моим братом, просто «замнут», – рассказывает Н. Спиридонова. – Тем более Слава был в таком тяжелом состоянии, что врачи не давали гарантии, что он выживет. Тогда я и мои друзья прямо в больничной палате записали рассказ Вячеслава на видеокамеру и выложили в Интернет.

Повествование, изобилующее шокирующими «анатомическими» деталями, невозможно слушать без содрогания.

– Я откинул всю стыдливость, рассказывая о циничном беспределе, учиненном надо мной, – говорит Вячеслав, – потому что стыдно должно быть не мне, а этим садистам в погонах и тем, кто принимал их на службу. Общественность должна знать, что происходит в милицейских участках. В больницу, после того как меня перевели из реанимации, приходил какой-то милиционер в звании майора — предлагал «замять» дело. Мол, давай разойдемся по-хорошему: перед тобой извинятся, а ты все забудешь. Но забыть и простить такое я просто не могу...

Ролик произвел эффект разорвавшейся бомбы. На защиту Вячеслава горой встали правозащитные и общественные организации, поставившие себе целью добиться чтобы это преступление не было «спущено на тормозах». Случай В. Мерехи получил такой широкий общественный резонанс, что «спустить дело на тормозах» уже вряд ли удастся. Ему был посвящен организованный правозащитниками в Пятигорске круглый стол с говорящим названием «Преступление без наказания», собравший около семи десятков участников.

Версии и гипотезы

Однако и на круглом столе, участие в котором помимо правозащитников и представителей СМИ приняли начальник ОВД по Предгорному району Н. Мясоедов и сотрудники межрайонного следственного отдела краевого СУ СК РФ по Предгорному району, все точки над i так и не были расставлены. По крайней мере, четкого ответа на вопрос «Кто изувечил Вячеслава?» так и не прозвучало.

Как отметил Н. Мясоедов, он, как человек и как правоохранитель, шокирован этой историей. И коли это зверство учинили его экс-подчиненные, никоим образом оправдывать или «прикрывать» их не намерен.

– Если бы я был судьей и этот факт был доказан, я бы дал этим людям по максимуму, – сказал он. – Но пока идет следствие, оценивать произошедшее рано.

Но тут же оговорился, что существует и другая версия произошедшего. И хотя озвучивать ее не стал, из туманных намеков лично я поняла, что главный районный милиционер не исключает, что телесные повреждения Мерехе нанесли не сотрудники милиции, а то ли некие другие лица, то ли он сам занялся членовредительством. Что ж, и такой поворот дела не исключен: слишком часто самые невероятные на первый взгляд вещи происходят в реальности. Историй, когда истинная картина преступления оказывается совершенно иной, чем первоначальная версия, в отечественной криминалистике предостаточно.

Однако, похоже, представители следствия точку зрения о самоистязании не поддерживают. По крайней мере, о такой версии выступавшая на круглом столе помощник руководителя Предгорного межрайонного следственного отдела краевого СУ СК РФ Ирина Чернощекова не упомянула. И отметила, что в ближайшее время «определенному кругу лиц будут предъявлены обвинения по статьям «Превышение должностных полномочий» и «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». Добавив, что расследование уголовного дела находится на личном контроле руководителя краевого управления Следственного комитета Сергея Дубровина. Что ж, подождем конкретики.