В Нефтекумске ветераны-фронтовики и вдовы продолжают отмечать новоселья: в благоустроенные квартиры уже переехали семь очередников. Приобретали квартиры на субсидии, выделенные в рамках Президентской программы «Жилье – ветеранам». Особенно приятно отметить, что в числе счастливых новоселов оказались герои «Ставрополки». Ветераны, получившие «президентские квартиры», при встрече не скрывали своей радости.

Александра Григорьевна Петренко.

Александра Григорьевна Петренко.

© Фото: Татьяна ВАРДАНЯН

–Вот теперь я – дома! – говорит Александра Григорьевна Петренко (на снимке), разливая по чашкам горячий чай.

В «двушке» она быстро обжилась. Баба Шура, вспоминая свою прежнюю жизнь, говорит, что за четырнадцать лет, которые прожила в общежитии, ни с кем ни разу и не поссорилась, поэтому, провожая соседку в двухкомнатные «хоромы», люди искренне радовались ее долгожданному счастью. С собой она взяла самое дорогое – фотографии да иконы, которые когда-то оберегали семейный очаг, а потом уже и ее долгое одиночество. В маленькой общежитской комнате, где я ранее впервые встретилась с бабой Шурой, лики святых да портрет мужа занимали самое почетное место…

Об Александре Григорьевне «Ставрополка» уже рассказывала: ее молодость пришлась на тяжелые военные годы. В семнадцать лет вместе с подругами она освоила «Универсал» и проработала на нем всю войну. Комсомолку-ударницу «премировали» первым в районе гусеничным трактором. А потом у нее и семейная жизнь сложилась – замуж вышла за односельчанина. Вернулся тот с войны больной, израненный, но Бог подарил супругам троих детей. Растили они их, продолжая работать в колхозе не покладая рук: непрерывный трудовой стаж у мужа-фронтовика, да и у самой Александры Григорьевны более сорока пяти лет. Когда его не стало и в своем сельском домике женщина осталась одна, дети уговорили переехать в Нефтекумск. Но вопреки всем обещаниям приют обрела не в городских хоромах, а в самом обычном общежитии – на восемнадцати с половиной квадратных метрах.

Об указе президента узнала поздно, но потом, как вдову ветерана, ее все же включили в дополнительную очередь. С этого момента пришлось пережить немало волнений. Собирая документы, баба Шура натолкнулась на целый ряд бюрократических препонов: комната в общежитии оказалась на шестьдесят сантиметров (!) больше определенных норм, к тому же, на свою беду, она ее успела приватизировать. В общем, на старости лет ей в прямом смысле пришлось повоевать за эту уютную «двушку»: писала в приемную президента и региональное отделение «Единой России», в краевой совет ветеранов, побывала в суде, решением которого и была восстановлена в правах на государственную субсидию. На все это ушел целый год. Александра Григорьевна до последнего не верила, что вопрос решится положительно: после нервного перенапряжения долго не могла прийти в себя. Теперь же хозяйка с особым удовольствием демонстрирует гостям все «блага цивилизации» – газовую колонку, отдельный туалет, ванную.

– У меня теперь два балкона: могу дышать свежим воздухом, даже не выходя на улицу, – продолжила экскурсию по квартире баба Шура. В январе ей исполнится восемьдесят шесть лет. И, переведя взгляд на икону, проронила:

– Остается теперь об одном просить Бога: чтобы он хоть немного еще продлил мои годы.

У Екатерины Васильевны Саниной тоже непростая судьба: она добровольцем попала на фронт, дошла до самого Берлина. Помимо благодарности от Сталина за отличные боевые действия в мае 1945-го отважная связистка имеет медали «За оборону Кавказа», «За боевые заслуги», «За взятие Кенигсберга», орден Отечественной войны второй степени. Екатерина Васильевна думала, что страшнее той войны в ее жизни уже ничего не будет. К тому времени, когда в Чечне начались боевые действия, осталась она совсем одна. Чтобы защитить себя от бандитов, устраивавших по ночам вылазки в станицу, она выпросила у солдат, защищавших мирное население, гранату, а соседей на всякий случай предупредила: «Ко мне лучше не соваться». Потом покинула родные места навсегда. Перебралась бывшая фронтовичка в Нефтекумск к племяннице, а у той, как говорится, своего горя хватает. В этой семье Екатерина Васильевна стала девятой. После перенесенного инсульта она часто ложилась в больницу «на профилактику», ведь именно здесь была обеспечена самым необходимым – уходом и покоем …

Год назад, в канун праздника Победы, мы с ней в лечебном учреждении и познакомились. Женщина была в полном отчаянии: поделилась, что вовремя на учет она на «президентскую квартиру» не встала (первоначально очередь формировалась до 1 марта 2005 года), поэтому городские власти могли предложить два варианта – оформить бывшую фронтовичку в дом престарелых или поселить в общежитии. Не согласилась. Когда вышел в свет указ о продлении сроков постановки на очередь ветеранов, Екатерина Васильевна оказалась одной из первых, кого включили в дополнительный список. Оформлением документов занялась городская администрация. Родственники и «пальцем не пошевелили», чтобы помочь пожилой женщине, полностью открестившись от бумажной волокиты.

Екатерина Васильевна в эти дни отметила не только новоселье, но и свой восемьдесят шестой день рождения. Стараясь справиться с горьким одиночеством (родственники по-прежнему проявляют к ней полное равнодушие), она теперь заводит знакомство с новыми соседями. Несколько раз в неделю приходит и соцработница, оказывая различную помощь по хозяйству.

Филипп Филиппович Иванов, продолжая обживать свою новую квартиру, аккуратно распаковывал «узлы». Когда достал парадный пиджак – тихо зазвенели медали, он с гордость провел по ним ладонью. Его фронтовые воспоминания и фотографии в основном связаны с Дальним Востоком. На фронт он ушел в 44-м. Учился в снайперской школе. А после Победы над Германией в составе танкового полка был направлен в Манчжурию: медали «За Победу над Германией» и «За Победу над Японией» – самое яркое свидетельство его прошлых боевых заслуг. После окончания военного конфликта до 1951 года продолжал служить на Чукотке. Так что домой, в донскую станицу, он вернулся только через семь лет. Потом судьба его забросила в Чечню: более сорока лет Ф. Иванов в городе Малгобеке строил дороги, работал водителем, а на старости лет вместе с женой вынужден был бежать из мятежной республики. Племянник приютил их у себя на время, но супруги на годы «застряли» в его маленьком, необустроенном доме.

После смерти жены Филипп Филиппович уехал к сыну в Краснодарский край, но у того условия оказались не лучше – он вместе с семьей ютится в общежитии. Вот и пришлось ветерану вернуться в Нефтекумск, хоть и здесь его уже никто не ждал. Когда он впервые обратился в городскую администрацию, речь шла только о комнате в общежитии, а тут на его удачу вышел указ президента, позволяющий продлить сроки получения жилья таким же, как он, опоздавшим очередникам.

Свою довольно уютную квартиру Филипп Филиппович выбирал недолго: впервые появившись на пороге, он сразу же решил переезжать, договорившись обо всем с хозяевами. Бумаги уже все оформлены, и теперь с большой надеждой ветеран ждет в гости сына, чтобы вместе отметить и Новый год, и новоселье. Ему очень хочется разделить свою радость с родным человеком. А пока он понемногу на свой лад благоустраивает жилище. Прощаясь со мной, сказал:

– Даже мечтать не мог о том, что у меня будет свой дом!

Татьяна ВАРДАНЯН