Федеральные власти с каждым месяцем все более конкретизируют, возможно, самую масштабную за последнее десятилетие программу продажи акций госкомпаний и банков.

Роман Савичев

Роман Савичев

© Фото: из архива газеты «СП»

Как следует из официальных сообщений, ее активная фаза придется на 2011-2013 годы. Называются уже и условные цифры бюджетных доходов: приватизация может принести в казну несколько десятков миллиардов долларов – все зависит от складывающейся конъюнктуры и возможностей потенциальных инвесторов. При этом предполагается, что не менее «доходной» станет и параллельно стартующая региональная приватизация, в ходе которой важно полностью исключить коррупционную составляющую, считает депутат ГДСК Роман Савичев, входящий в состав думского комитета по экономическому развитию, торговле, инвестициям и собственности:

– Очевидно, что «точки напряжения» в российской экономике нередко возникают как раз там, где государство фактически занимается коммерческой деятельностью. То, что оно владеет имуществом, которое находится в конкурентных сферах экономики и где участие государства в принципе не требуется, уже можно назвать пережитком прошлого. Понимание того, что от него нужно скорее избавляться, открыто демонстрирует сейчас федеральная власть. Причем, как видим, в числе «кандидатов», чьи акции государство намерено продать, называются такие гиганты, как «Россельхозбанк», «ВТБ», «Рос-агролизинг», «Росспиртпром», «Объединенная зерновая компания» и другие.

Эффекта от всего этого стоит ждать при условии, что по тому же пути пойдут и регионы, которые пока оставляют за собой слишком много «непрофильной» собственности, которая, по сути, им не нужна для исполнения полномочий. В условиях такой избыточности, к сожалению, не приходится говорить об эффективном управлении этими активами. А некоторые эксперты вообще склоняются к мнению, что российские регионы могут рассчитывать на структурные изменения в своей экономике, только избавившись от излишнего имущественного «балласта».

Выгода от приватизации налицо: освобождение от расходов на содержание того или иного имущества сулит доходы, которые пойдут в бюджет, к примеру, в качестве источников финансирования дефицита. Это, соответственно, даст субъектам возможность более динамично развиваться и эффективно решать расходные публичные обязательства.

– Тогда сфокусируем внимание на Ставрополье. На октябрьском заседании краевого парламента в очередной раз утверждался перечень особо значимых для экономики региона имущественных объектов краевой собственности, которые могут быть приватизированы только по согласованию с Госдумой СК.

– Я как раз высказывался на упомянутом вами заседании о том, что список в ближайшем будущем нужно максимально разгрузить. И вот яркий пример. Чуть ли не половину того перечня имущества, приватизация которого должна согласовываться правительством с краевыми депутатами, составляют объекты недвижимости и земельные участки многострадального санатория «Ставрополье» в Сочи. Инвесторы, как говорится, его с руками оторвут. Между тем край уже долгое время лишь тратит деньги на содержание санатория, и ни копейки прибыли казна от этого не получает. С этим согласился и принявший участие в обсуждении вопроса губернатор Валерий Гаевский. Он заверил депутатский корпус, что правительство твердо намерено вести политику «разгосударствления» тех сфер экономики региона, где более успешно сможет работать бизнес.

В связи с этим логично, что в собственности края должны остаться предприятия, выполняющие социальные функции и занятые в тех сферах, где на добросовестность коммерческого сектора рассчитывать сложно. Это в первую очередь, конечно, краевые коммунальные «гиганты» – ГУПы «Ставропольком-мунэлектро», «Ставрополькрайводоканал», «Крайтеплоэнерго», а также дорожные организации.

Но при «чистке» списка краевой собственности важно помнить, что приватизация – это довольно деликатная задача. Здесь ни в коем случае нельзя спешить, одним махом выставляя все непрофильные активы на аукцион. По каждому имущественному комплексу или пакету акций нужно работать отдельно, учитывая складывающуюся на конкретном предприятии ситуацию. Чтобы потом не получилось, что край в спешке просто переложил собственность из одного кармана в другой. Этот вариант трудно назвать приватизацией, имеющей целью создание института эффективных собственников.

– Примеров неэффективного управления активами на Ставрополье немало. И со многими из них связаны не очень приятные истории, получившие широкую известность. Вспомним ГУПы «Ставропольагроуниверсал», «Свой дом» и другие. «Сомнительные ряды», видимо, пополнило ОАО «Нефтегазовая компания «Ставрополье». Наша газета писала, что, давая добро на приватизацию контрольного пакета акций этой компании, депутаты решили направить обращение в правоохранительные органы, с тем чтобы была дана правовая оценка действиям должностных лиц предприятия...

– Судите сами: компания, работающая в нефтегазовой отрасли, в прошлом году показала прибыль всего 58 тысяч рублей! Только по этому факту можно понять, что дела у нее сейчас идут совсем неважно, фирма явно в предбанкротном состоянии. Общая ситуация усугубляется непогашенным банковским займом в 71 миллион рублей и долгами перед другими кредиторами более чем в 109 миллионов рублей. Правоохранителям предстоит разобраться, как использовались деньги, предназначавшиеся для осуществления инициативы прежнего состава краевого правительства – строительства в регионе сети из нескольких десятков АЗС.

Согласитесь, с самого начала было ясно, что с экономической точки зрения это «мертворожденная» идея, которая могла быть выгодна лишь конкретной группе людей. По задумке чиновников, реализация этого проекта расширила бы возможности реального влияния властей на формирование цен на топливо, а также якобы позволила бы предотвратить неконтролируемый рост стоимости ГСМ и стабилизировать его поставки сельхозпроизводителям. Только вдумайтесь: на российских топливных монополистов Ставрополье замахнулось сетью автозаправок... Смешно! С возможностями, которыми располагала на тот момент НГК «Ставрополье», влиять на уже «поделенный» рынок реализации топлива было просто невозможно. К тому же сеть АЗС – это только одно, последнее звено розничного сбыта продукции, которое в наименьшей степени влияет на уровень конечных цен. В гораздо большей степени они зависят от оптовых цен, стоимости переработки и сырья. А эти составляющие власти Ставропольского края никогда не смогли бы проконтролировать.

Конечно, сеть автозаправок можно было использовать, скажем так, для получения краем перспективной выгоды. АЗС могли быть впоследствии проданы по цене, которая покрыла бы издержки компании, связанные со сдерживанием роста цен на ГСМ. Но ведь так никто и не спешил реально строить в селах заправки и исполнять «ответственную миссию». Между тем «автозаправочные» деньги долго не залежались в кассе полностью подконтрольного властям предприятия... Это собственно и возмутило депутатов на заседании Думы края: спасать подобные горе-проекты просто бессмысленно.

– С этим и связан мой следующий вопрос. Наверное, на часть активов, которые будут выставлены на торги, вряд ли легко найдется покупатель, готовый выложить сколько-нибудь серьезные деньги? Кто позарится на пакеты акций, к которым «прилагаются» безнадежно устаревшие станки и технологии вчерашнего дня, которым жизнь до этого времени искусственно продлил госзаказ?..

– Знаете, я бы не причислял весь имущественный комплекс, имеющийся в собственности края, к разряду таких мало перспективных активов. Найдутся и очень интересные бизнесу предложения.

К примеру, уже упомянутый мной санаторий «Ставрополье» на Черноморском побережье. Даже если не брать во внимание его нынешнее состояние и очень примерно прикинуть рыночную стоимость этого имущественного комплекса, получаем солидные цифры. Так, 23 объекта недвижимости общей площадью более 28 тысяч квадратных метров и четыре земельных участка у моря, составляющие в общей сложности более семи гектаров, стоят не меньше полутора миллиардов рублей. Подчеркиваю, это по самым скромным оценкам.

Зачем региональной казне такие активы, находящиеся в безвозмездном пользовании некоего некоммерческого партнерства? Край ежегодно раскошеливается на ремонт зданий, их содержание, не получая при этом никаких доходов от функционирования санатория. В стороне, к сожалению, остаются и ставропольские колхозы, которые строили здравницу и в чьей коллективной собственности она когда-то была. Доходы опять же извлекает непонятная группа лиц.

А край все же продолжает «тащить» этот груз из года в год! Хотя о том, чтобы расстаться с ним, говорится давно. И в 2007-2008 годах министерство имущественных отношений края даже предпринимало попытку в судебном порядке расторгнуть договор безвозмездного пользования с некоммерческим партнерством. Увы, проиграв в двух инстанциях, министерство не стало пробовать силы в кассации, хотя отказ Фемиды по большому счету был получен только потому, что в иске не совсем правильно с юридической точки зрения были указаны основания для расторжения договора. И будь проведена более грамотная юридическая подготовка, собственник, то есть Ставропольский край, мог бы от него избавиться и по своему усмотрению распорядиться имуществом санатория.

Как бы то ни было, с его приватизацией важно не опоздать, чтобы черноморскую здравницу не постигла участь нефтегазовой компании, о которой мы говорили до этого...

Юлия ЮТКИНА