Среди ставропольских театралов заметно оживление: во-первых, потому что наконец-то открыл долгожданный, 166-й, творческий сезон академический театр драмы им. М. Ю. Лермонтова, во-вторых, сразу порадовал отличной премьерой.

Доброе предзнаменование для грядущих успехов. Однако сначала стоит поговорить об успехе спектакля с интригующим названием «Лайф-Лайф», что, как известно, в переводе с английского означает «жизнь».

Наш читатель уже немного знает об этой постановке из интервью с режиссером Юрием Поповым, приглашенным из Вильнюса. Но одно дело услышать, другое – увидеть. К счастью, ожидания оправдались с лихвой. Можно вдвойне порадоваться и за себя, зрителя, и за наш театр. Ведь мы первыми в России познакомились с весьма любопытным и, что важно, современным драматургическим материалом, представленным молодым автором Глебом Нагорным. Русский, родившийся и выросший в Литве, вернувшийся сегодня на почву российской культуры, он своей пьесой показал нам нас, и взгляд этот интересен уже потому, что он несколько «со стороны». Отстраненность усиливает и режиссура «иностранца» Ю. Попова: как-никак, ростовчанин, живущий не одно десятилетие в прибалтийской республике, тоже видит нас со своей – зарубежной – колокольни. Видит, надо подчеркнуть, с любовью и тревогой, оттого и спектакль у него получился таким любовно-тревожным, совсем по-нашему, по-кавказски насыщенным всевозможными острыми приправами постановочной кухни.

Впрочем, если вы настроились увидеть на сцене эдакие потрясные свето- и звукоэффекты, то зря. Эмоциональный накал достигается иными, куда более тонкими средствами. А главное оружие режиссера, безусловно, артисты, в которых Ю. Попов, по собственному признанию, просто-таки влюбился во время работы над спектаклем.

– Труппа в Ставрополе – это просто чудо! Для меня стало счастьем и профессиональным удовольствием работать с такими артистами. Кого ни возьми из ансамбля спектакля, каждый – личность, и в то же время такая слаженность команды, это поразительно. Трудно даже и выделить кого бы то ни было. Ну вот, например, какой сильный финал сделал Владимир Зоря, просто, что называется, сыграл на разрыв аорты, придав всему действию мощный эмоциональный накал. А сколько выразительности вложил в своего «бессловесного» инвалида Владимир Лепа, при том что весь спектакль проводит в инвалидной коляске… А какой глубочайший гротеск показывает ветеран театра Виктор Поморцев…

Специально приезжавший на премьеру в Ставрополь драматург Г. Нагорный признался, что не меньше очарован и нашим зрителем, и всей творческой атмосферой в театре:

– Такая чуткая публика, искренне реагирующая, улавливающая малейшие нюансы, это не может не радовать сердце автора, значит, удалось уловить действительно волнующие современников вещи…

Драматургический материал и в самом деле созвучен нам во многом. И в чудовищной обыденности изображаемой экстремальной ситуации, в которую помещены герои. И в представленных здесь человеческих типах. И в их волей-неволей развивающихся взаимоотношениях. Ну где еще, если не в вагоне метро, можно встретить столь разношерстную публику – от замшелого, до оскомины праведного пожилого критикана до юной девицы-вамп, коей место, казалось бы, лишь на каком-нибудь модном автосалоне – в качестве сопутствующей модели. Впрочем, широкий «классовый» диапазон, конечно, имеет место в разных местах, но здесь, повторю, автор изначально ограничил до минимума пространство, усиливая и подчеркивая неизбежность столкновения характеров. Это на улице мы можем пробежать мимо тысяч людей и даже не заметить их существования, а тут – хочешь не хочешь, общайся. Общение, кстати, выходит очень даже любопытное, с накалом общественно-политических, деловито-предпринимательских, сугубо личностных страстей.

Стараниями художника Анатолия Шикули (Ростов-на-Дону) достигнута выразительная подлинность сценического пространства – на фоне весьма реалистичных технологически-бетонных декораций прозрачные, почти игрушечные хрустально-хрупкие вагончики, с виду такие ненадежные, что сразу понимаешь – все (!) может вдруг рухнуть, сломаться, как и сама человеческая жизнь. А когда на заднике проявляется изображение мрачного тоннеля, уходящего в черное никуда, ощущение тревоги усиливается вдвойне: что ждет нас там, за поворотом? Однако хочу предостеречь от пессимистических настроений, ибо спектакль не об этом. Он – о душе человеческой, ее муках, сомнениях, ожиданиях… Причем с изрядной долей добротного и доброго юмора, смягчающего остроту столкновений живым теплом.

Замечательно передает все это исполнительский ансамбль. Лаконично-точными, выразительными мазками рисует своего «обличителя порядков» заслуженный артист России Михаил Новаков, заставляя нас то соглашаться с его героем (говорит-то вроде бы правду!), то с усмешкой наблюдать за его жалким «интеллигентским» позерством. Победительна, ловка, предприимчива, осторожна и умна бизнес-леди в виртуозном исполнении народной артистки России Натальи Зубковой, наполнившей образ тончайшими нюансами и черточками. Буквально не узнать в спектакле совершенно неожиданную в облике хозяйственной хохлушки заслуженную артистку России Светлану Колганову: ее тетка с авоськами при всем своем «базарном» антураже и очаровательна, и смешна, и мила, а в общем представляет знакомый – и немаленький – слой населения. А какой необычный здесь заслуженный артист России Борис Щербаков: мне, признаться, трудно было представить его в роли без слов, он же умудрился в полном молчании на протяжении двух с лишним часов оставаться абсолютно гармоничным, естественным и, главное, уместным! Особый типаж нашей эпохи – деловой человек с кейсом – у заслуженного артиста России Александра Ростова сколь внешне схематичен и суховат, столь внутренне весьма жив и конкретен: роль создана на тончайших деталях, с едва уловимой, изящной иронией, которой мастерски владеет любимец ставропольской публики.

Хочется, не боясь комплиментарности, говорить и говорить только хорошее о каждом из актерской команды спектакля. От души радовалась несомненному творческому росту молодого исполнителя Дениса Криштопова: его Парень – истинное дитя своего времени, чуть-чуть циничное, насмешливое, однако же вполне порядочное, и кое-что читавшее, и не чуждое нормальному, человеческому. Совсем другой представитель молодежи – словно сошедший с рекламного ролика туповатый юноша, предлагающий услуги «повышения качества жизни», в исполнении Ильи Калинина и Евгения Задорожного олицетворяет тоже знакомую многим смесь американизированного купчика и клерка «в одном флаконе». Сие назойливое племя изрядно надоело массам настырными обещаниями то ли рая на земле, то ли бесплатного сыра в мышеловке. Весьма выразителен Владимир Петренко, наделивший своего Просто мужчину и присущей ему виртуозной пластичностью, и в меру пофигистским взглядом на мир. Неоднократными взрывами смеха реагирует зал и на забавно-строгого лейтенанта милиции в исполнении Георгия Серебрянского: не в обиду будь сказано доблестным стражам порядка – посмеяться есть над чем…

Итак, спектакль «Лайф-Лайф» успешно начал свою жизнь на ставропольской сцене, и нет никаких сомнений в том, что жизнь его будет долгой и интересной. Довелось услышать от завзятых и соответственно искушенных театралов пожелание еще раз-другой посмотреть спектакль через некоторое время, потому что эта постановка из разряда постоянно развивающихся. Даже сам режиссер Ю. Попов признался, что заинтригован: как-то еще может проявиться его детище в дальнейшем? Потенциал легко читается в недосказанно-волшебной незавершенности действа. А как причудливо уживаются здесь и откровенно комедийные, и издевательски-фарсовые, и по-своему драматичные мотивы, в своеобразном единстве явно тяготея к современной философской притче. Но и вековой народной мудрости не чураясь.

Мы увидели на сцене гротескно-выпуклое изображение многих знакомых – жизненных! – примет своего существования. От полупридуманной «бомбы» в вагоне метро до рассуждений «кто хочет стать миллионером». И если про миллионы понятно в любом уголке Руси ХХl века, то «про бомбы» в нашей зрительской аудитории звучит, увы, по-особому… Вряд ли это звучание вкладывали драматург и режиссер, оно само откликается неизбежным эхом, кажется, от самого кавказского воздуха, начиненного, чего греха таить, и страхом, и реальной болью. Отчего же так случилось, что мы готовы поверить в любую бомбу, мы прямо-таки живем в этой постоянной готовности к каким-то очередным неприятностям? Неужели вся наша жизнь и есть этот мрачный подземный тоннель, наполненный страхом, ведущий в беспросветный… тупик?

Давайте надеяться и верить, что нет. Ведь театр, обнажая суть вещей, все же дает надежду! Люди, мы не такие уж плохие! – говорит нам спектакль. И подземка – не преисподняя, а всего лишь творение рук человеческих. И где-то там, за таинственно чернеющим поворотом, выход из нее все-таки есть. Где-то там, наверху, есть синее небо, в котором сияет солнце, там поют птицы и играют дети, и есть еще иные, светлые смыслы…

Думаю, ставропольский зритель может испытывать законное чувство гордости за свой отнюдь не провинциальный театр, открывший нам – первым в России – новое имя в драматургии. Удивительное послание из… прошлого видится в фигуре молодого автора, чьими русско-литовскими корнями на почве некогда единого советского культурного пространства прорастает вполне современное искусство. Ставропольская земля, плодородная и щедрая, наверняка благотворно послужит его росту.