«Сильным ливнем в Александровском, начавшимся в 4 часа дня, продолжавшимся непрерывно больше 3 часов, затоплены все дома. Мосты разрушены, потоки воды уносят скот, имущество. Стража занята спасением застигнутых наводнением людей».

Такую тревожную телеграмму отправил 23 апреля 1911 года александровский уездный исправник Шек ставропольскому губернатору.

Художник Алексей Степанов. «В лодке». 1900-1910 гг.

Художник Алексей Степанов. «В лодке». 1900-1910 гг.

Судя по документам и сообщениям из газет, разрушительный ливень с градом застал врасплох всех — и население, и местные власти. О том, как переживало бедствие столетие назад одно из самых благополучных и богатых сел губернии, читаем в документах архива и газетных публикациях.

«Еще за 10-15 верст от с. Александровского уже заметны следы небывалого наводнения, обрушившегося на Томузловскую долину», – писал корреспондент «Северо-Кавказского края». Далее рассказано о том, что первыми жертвами потоков воды стали пастухи и скот, пасущийся у возвышенности. После обеда хлынул ливень с градом, сбивавший с ног. Пастухи бросились со стадом по дороге в село, но не прошло и нескольких минут, как они увидели несущийся на них страшный вал. Была смыта часть стада и унесен один из подпасков…

Поток обрушился на хутора, расположенные вдоль Томузловки, разбил плотины и, захватив с собой воду из хуторских прудов, помчался на село Александровское. С другой стороны возвышенности в это время шел другой вал по Малой Томузловке, снося по пути мельницы. В селе Александровском оба потока слились и натворили беды. Страшная гроза сопровождалась сильным ливнем и градом, градины — размером с голубиное яйцо. Вода срывала и уносила огромные деревья, каменные мосты, мельницы, строения, людей, домашний скот, сельскохозяйственный инвентарь. У многих жителей уничтожены и подмочены запасы зерна, муки, разных продуктов, фуража, погибло много огородов, пчелиных пасек. Картина дополнялась разрушенными садами. Местами град, перемешанный с илом, образовал сугробы, из которых торчали колеса бричек, плуги и косилки. Всего пострадало 200 крестьянских хозяйств, погибли 5 человек.

Местная полиция самоотверженно спасала пострадавших. Газета писала, в частности, о стражнике, осетине Караеве, несколько раз выбитом водой из седла, но спасшем 8 человек. Когда наступила темнота и опустился густой туман, работа по спасению продолжалась при зажженных факелах.

«Усилиями чинов полиции и конной стражи спасено свыше 60 человек», – читаем в архивном деле под названием «О наводнении в селе Александровском в 1911 году». Здесь же подробные отчеты о размерах бедствия, количестве погибших и пострадавших. Убытки – до 100000 рублей. В соответствии с этим документом, «у Василия Емельяновича Перова уничтожены 2 деревянных амбара, крытых черепицей и камышом, утонули мешок пшена, 100 пудов пшеничной муки, 300 пудов пшеницы, 15 пудов овса, погибли 6 телят, жеребенок, унесены веялки, поврежден сад, 2 сарая (всего на 1017 рублей)».

Сразу после бедствия начался сбор пожертвований в пользу пострадавших. Был создан Александровский уездный комитет помощи. Уже 29 апреля председатель комитета рапортовал губернатору: «Сегодня Александр Васильевич Кащенко и Григорий Васильевич Сотников принесли по 100 рублей, а всего пожертвований собрано 500 рублей…». Местные любители театра заявили о благотворительных спектаклях в пользу пострадавших, выдавалась также ссуда из губернского страхового капитала.

А что же прогнозы погоды? В те времена они были еще менее точны, чем сегодня. В «Метеорологических условиях в Ставрополе и Ставропольской губернии» читаем: «Большая часть климатических факторов подвержена столь большим колебаниям, что необходимо брать многолетние наблюдения, чтобы определить крайности в том и другом направлении. По годовому ходу осадков климат Ставропольской губернии имеет вполне материковый характер: максимум осадков приходится летом, собственно в первой его половине…».

Валерия ВОДОЛАЖСКАЯ