Кавказская война занимает особое место в истории России. Затянувшись на десятилетия, она «переходила по наследству» к меняющимся на троне российским монархам – от Александра I к Николаю I, а от него – к Александру II. Это оказалась сложным испытанием для империи. Потери русских и горцев исчислялись десятками тысяч. Кровопролитное противостояние не прошло бесследно. При этом, как и на всякой войне, здесь, конечно, были особо отличившиеся в сражениях. Многие награды тех времен хранятся в фондах Ставропольского государственного историко-культурного и природно-ландшафтного музея-заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве как память о подвигах и доблести воинов.

Награды времен Кавказской войны

Награды времен Кавказской войны

© Фото: Ксения Измайлова

Награды времен Кавказской войны

Награды времен Кавказской войны

© Фото: Ксения Измайлова

Награды времен Кавказской войны

Награды времен Кавказской войны

© Фото: Ксения Измайлова

Награды времен Кавказской войны

Награды времен Кавказской войны

© Фото: Ксения Измайлова

Награды времен Кавказской войны

Награды времен Кавказской войны

© Фото: Ксения Измайлова

Слава Самурского полка

Истории многих наград Кавказской войны связаны с Самурским полком, штурмовавшим аул Гуниб в августе 1859 года – неприступное последнее убежище имама Шамиля. Полк был награжден серебряными и бронзовыми медалями «За покорение Чечни и Дагестана в 1857, 1858, 1859». На лицевой стороне медали под императорской короной изображен вензель Александра II, на оборотной – памятная надпись и даты переломных моментов войны. Медали диаметром 28 мм носились на Георгиевско-Александровской ленте.

– Но присвоение этих наград еще не означало окончания войны, – поясняет Елена Барабанова, старший научный сотрудник отдела фондов музея. – Основные силы российских войск сосредоточились на Северо-Западном Кавказе. Предстояли еще пять тяжелых лет войны с черкесскими племенами. Самурские стрелки почти каждый день участвовали в перестрелках и рукопашных схватках. И не случайно в память о высокой доблести полка одна из станиц Кубанской области звалась Самурской.

В мае 1864 года российские войска дошли до берегов Черного моря и в битве на реке Шах сломили последнее сопротивление черкесских соединений. А 21 мая наместник Кавказа и главнокомандующий великий князь Михаил Николаевич поздравил войска с окончанием Кавказской войны. Вместе с другими участниками сражений самурцы были награждены медалями «За покорение Западного Кавказа 1859-1864». Четыре серебряных офицерских и шесть бронзовых солдатских медалей хранятся в коллекции музея. На лицевой стороне – выпуклое портретное изображение императора Александра II в профиль. Медалью награждались все находившиеся в войсках во время боевых действий. Лента полагалась Георгиевско-Александровская.

Знаки храбрости

Но не только награды Самурского полка хранятся в коллекции. Имам Шамиль, сумевший сосредоточить в своих руках административную, военную и духовную власть на Северном Кавказе, тоже создал наградную систему. Он награждал своих командиров – наибов, а наибы – отличившихся воинов. Ордена назывались «знаками храбрости». Их изготавливали искусные местные мастера-серебряники. Работы имели неповторимую форму. Известно, что ни одна награда Шамиля не была похожа на другую. Всего же «знаков храбрости» было не так много.

Один, хранящийся в музее, имеет форму бляхи из серебра с черной надписью на арабском. Внизу дата по Хиджре, слева – полумесяц и восьмиугольная звезда. Исследователи музея приглашали специалиста для перевода надписи. Но расшифровать написанное оказалось не так-то просто: для написания был использован арабский, но большинство слов заимствованы из одного дагестанского наречия. Удалось перевести лишь часть: «За разведку и храбрость». Награда датирована 1260-м годом по Хиджре, соответствующим 1845 г. от Рождества Христова.

К сожалению, не сохранилось никаких сведений о владельце награды. Был ли это один из приближенных Шамиля или просто опытный разведчик, храбростью доказавший свою доблесть?

А о том, как предмет попал в коллекцию музея, есть две версии. По одной, обобщая сведения по этнографии, Прозрителев собирал и коллекцию памятных наград, куда, возможно, попала и «награда Шамиля». Кстати, будучи десятилетним мальчиком, Прозрителев видел проезжающего через Ставрополь плененного имама. Может, именно тогда ему захотелось узнать больше об этом человеке?

Другая версия считается почти официальной.

– Вполне возможно, что орден наиба, плененного вместе с имамом Шамилем, попал в Самурский полк как трофей в ходе боевых действий, – рассуждает Елена Барабанова. – Награда хранилась сначала в полковом музее, находившемся в офицерском собрании, а незадолго до Первой мировой войны, когда полк расквартировали в Ставрополе, была передана в городской музей.

В лучших традициях

Своего рода итог Кавказской войны, закончившейся в 1864 году полным присоединением Кавказа к России, «подводит» учрежденный в том же году крест «За службу на Кавказе». Им награждались не только воины, но и священники, чиновники. Крест имел расширенные концы, а через центр проходили два скрещенных меча. Солдатские кресты чеканились из бронзы с чернением, а офицерские были серебряные с позолотой. В коллекции музея крест «За службу на Кавказе» представлен пятью образцами.

В 2001 году эта награда вернулась к жизни, правда, в качестве негосударственной. Теперь крест стал почетным знаком. Он вручается людям, внесшим значительный вклад в развитие Северного Кавказа.

Ксения ИЗМАЙЛОВА