Эта книга, едва успев появиться на свет, тут же становится раритетом, причем, практически не доступным массовому читателю. Хотя беспрецедентное число ее героев предполагает как раз обращение к самым широким слоям общества. Ее герои – наши деды и прадеды.

На днях вышел из печати заключительный, 20-й, том краевой Книги Памяти «Солдаты Победы». Берусь утверждать: мало кто знает, что это вообще за издание и где его можно увидеть. При том что работа над Книгой продолжается почти двадцать лет! А начиналось все еще в стране под названием Советский Союз. Рассказывает ответственный секретарь редакционной коллегии краевой Книги Памяти, инвалид войны, полковник в отставке Петр Двинский:

– В феврале 1991 года Верховный Совет СССР принял постановление, посвященное увековечиванию памяти советских граждан, погибших при защите Родины в предвоенные годы и в период Великой Отечественной войны, а также при исполнении интернационального долга. Аналогичное постановление вскоре было принято и Верховным Советом РСФСР, а затем и исполкомом Ставропольского краевого Совета народных депутатов. С этого времени началась практическая работа по изданию Книги Памяти.

Слова коллеги и товарища дополняет член редакционной коллегии, ветеран Великой Отечественной Вениамин Госданкер:

– Стоит заметить, что несколько ранее инициатива сбора материалов о погибших в период ВОВ была высказана краевым комитетом защиты мира и местным отделением Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры – ВООПиК. Поначалу все было довольно стихийно, бессистемно, однако уже шло постепенное накапливание материалов, да и пресса стала все чаще поднимать эту тему.

Итак, к концу 90-х общество созрело для того, чтобы на государственном уровне решить задачу обеспечения всенародной памяти. С тех пор, какие бы политические и экономические ветры ни дули на дворе, Книга продолжала издаваться. Причем все эти годы работу вели, сменяя друг друга, сами солдаты Победы! Первым руководителем рабочей группы Книги Памяти стал ныне покойный Павел Лукьянович Зозуля. Той рабочей группой подготовлено и выпущено девять томов, была отлажена система взаимодействия с Всероссийским методическим центром и Институтом военной истории, откуда приходила значительная часть сведений. Но нередко в этих вполне вроде бы официальных материалах обнаруживалось большое количество ошибок – в топонимике, искажения фамилий, дат и т. д. Чтобы все исправить, приходилось обращаться в краевой и районные военкоматы, местные административные органы, прибегать к помощи общественности, прежде всего опять-таки Советов ветеранов. В первом томе, вышедшем в 1994 году, опубликовано 20 тысяч фамилий. И это было только начало.

– Всего из бывшего Орджоникидзевского края было призвано 320 тысяч человек, – рассказывает П. Двинский. – А в край, как известно, тогда входили, кроме нынешнего Ставрополья, еще Кизлярский округ, Наурский и Шелковской районы, Моздок и Карачаево-Черкесия. Из трехсот тысяч призванных две трети погибли, более 90 тысяч пропали без вести. Значит, нужно было выбрать данные о десятках тысяч ставропольцев.

Распределялись материалы по принципу географическому – по районам, следовавшим в алфавитном порядке. Поэтому сегодня взявшему в руки любой из томов легко сориентироваться в массе собранных данных, зная фамилию солдата и район призыва. Но, как водится, даже несмотря на порой как будто неопровержимые свидетельства, жизнь то и дело открывает все новые подробности и вносит все новые коррективы... В качестве примера собеседники показывают мне внушительную папку по делу Героя Советского Союза Михаила Трифоновича Сотникова. Его имя поначалу не попало в Книгу, не имелось вообще никаких данных об этом отважном человеке. А потом обратилась в редколлегию его сестра, так и выяснилось, что уроженцы станицы Новоекатериновской Кочубеевского района братья Сотниковы (кроме Михаила – еще трое) призывались за пределами нашего края, Михаил – в Азербайджане. Спустя годы земляки узнали, что старшина 2-й статьи, командир легкого катера-глиссера Сотников погиб 23 апреля 1945 года в почти уже побежденной Германии при штурме Берлина – на реке Шпрее он одним из первых высадил десант на западном берегу... Ко времени, когда были получены эти сведения, уже вышел 12-й том Книги Памяти, где публиковались данные о Героях Советского Союза. Вот почему дополнительная страница, посвященная Михаилу Трифоновичу, появилась в 15-м томе, увидевшем свет в 2005 году.

Каждый год выходило по одному новому тому Книги. Как вспоминают Петр Илларионович и Вениамин Вениаминович, сама история сбора материалов заслуживает отдельного увлекательного рассказа. Сотни необычных встреч, писем буквально со всех уголков страны. Особенно заметно это стало после того, как, выпустив первые одиннадцать томов о погибших земляках, редколлегия решила продолжить работу, сосредоточив внимание на фронтовиках, вернувшихся с войны живыми, но ушедших от нас в послевоенное время. Во все районы края были направлены запросы с прилагавшимися образцами специальной «Карточки вернувшегося с фронта для занесения в книгу «Солдаты Победы». Карточка предусматривала целый набор сведений о ветеране – от национальности и партийности до ранений, контузий, наград, профессии и месте работы после войны...

Надо сказать, многие районные администрации откликнулись активно, замечательно поработали в Петровском районе: вовремя прислали все карточки, распределив сведения в алфавитном порядке! Это здорово облегчило работу редколлегии. Впрочем, бывало, кое-кому приходилось и напоминать о сроках поступления данных. И в работе над этими дополнительными томами Книги имелись свои деликатные моменты. Так, многие фронтовики после войны уехали в другие края, трудились и закончили жизнь кто в Сибири, кто на Дальнем Востоке. И наоборот, немало таких, кто прибыл на Ставрополье из других регионов. Кстати, как в свое время и сам Петр Двинский: родом он из Новосибирска, а после войны отважный сапер стал журналистом – служил корреспондентом военной газеты «Боевая вахта» Тихоокеанского флота. Но у кого повернется язык назвать этого замечательного человека, столько сил отдавшего Ставрополью, «чужаком»?! Особенно после того, как он порой едва ли не в одиночку корпел над текстами очередных томов Книги.

Все новые материалы шли в краевой Совет ветеранов от родственников солдат и офицеров, иногда – их однополчан, сослуживцев, коллег по послевоенной работе. Так, рядовой Федор Дементьевич Бондаренко, 1925 г. рождения, уроженец хутора 2-я Гражданка Суворовского района (Предгорный), 24 октября 1944 года по донесению 73-й стрелковой дивизии был снят «с учета безвозвратных потерь» (погибшие и пропавшие без вести) как оказавшийся в живых. Такие случаи с ошибочными похоронками происходили нередко в суматохе военных передвижений. Вот почему фамилия солдата совершенно справедливо попала в том Книги о вернувшихся с войны.

Однажды П. Двинскому пришло письмо из Пятигорска от вдовы солдата Ольги Даниловны Отрошко: «Убедительно прошу включить в список Книги Памяти моего покойного мужа Отрошко Василия Герасимовича, 1918 г. рождения, умершего в 1975 году, инвалида Отечественной войны 1-й группы, участника обороны Кавказа». В письме этом были не просто сухие сведения, а еще и целый рассказ о любимом человеке. О том, как после войны Василий Герасимович стал известным специалистом по селекции редких экзотических растений – эркидий, эркинидий, китайского лимонника, древовидного пиона, лилии. О том, как много успел он сделать для родного города, как ценили и уважали люди этого трудолюбивого человека...

А лейтенант в отставке, инвалид, прикованный к постели, Лев Арсентьевич Каплин из Омска прислал материал о ставропольском герое Великой Отечественной и югославского движения Сопротивления Н. Ф. Мартынове из поселка Анджиевского близ города Минеральные Воды. В скобках автор этого удивительно трогательного послания признавался, извиняясь за неровный почерк: пишу, держа ручку зубами...

Такие письма продолжают идти и сегодня. И хотя вроде бы работа над Книгой Памяти с выходом заключительного тома подходит к завершению, получается, что самораспускаться рабочей группе никак нельзя! В этом единодушны и Петр Илларионович Двинский, и его самые активные помощники, члены редколлегии Николай Герасимович Голодников и Вениамин Вениаминович Госданкер. А ведь каждый уже перешагнул восьмой десяток! Да и условия работы над Книгой способны разочаровать кого угодно. Когда-то, в самом начале, им еще находилось место в здании краевого правительства, потом кому-то понадобились кабинеты, и пришлось ветеранам-общественникам несколько раз кочевать со всем собранным архивом, пока не оказались в нынешнем месте дислокации – полуподвальном помещении одного из жилых домов... Но они не жалуются.

Сожалеть приходится нам – за них. Ей-богу, обидно было услышать, каким мизерным тиражом выпускается уникальное во всех отношениях издание: ну что такое 50 экземпляров для края? А из них еще надо обязательно направить хотя бы по одному в краевую Лермонтовскую библиотеку, в Госархив, в Московский мемориальный комплекс на Поклонной горе... Вот и выходит – раритет, не доступный ставропольцам. Несколько лет назад пришла посылка с полным – роскошным! – изданием Калининградской Книги Памяти. В сопроводительном письме – просьба прислать туда нашу, ставропольскую. И пришлось Петру Илларионовичу писать унизительный ответ, дескать, негде взять дополнительные экземпляры, не имеем такой возможности... Стыдно. На этом фоне каким-то особенным издевательством представляется, в общем-то, законная бюрократическая процедура конкурсного тендера на издание очередного тома, когда восьмидесятилетним ветеранам каждый раз приходится представлять в полагающиеся инстанции пакеты необходимых справок.

При этом, обратите внимание, нынешний 20-й том выпущен не к концу года, как преды-дущие, а досрочно – к юбилею Победы. А новые поступления материалов, скорее всего, придется тоже публиковать, хотя бы какой-то небольшой брошюрой. Как же все-таки сделать Книгу Памяти по-настоящему всенародно доступной? Ветераны предлагают вполне реальный вариант: тиражировать материалы на CD-дисках, благо электронная база данных имеется. Почему бы не взять на себя эту благородную задачу нашим лидерам партий и молодежных организаций? Не сомневаюсь, им вполне по силам и выпуск дополнительных тиражей в традиционном – печатном виде.

Эта Книга имеет право быть в каждом доме, где помнят своего Солдата Победы. Потому что «нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой...».

*****

В канун Дня Победы – 5 мая – в краевой научной библиотеке им. Лермонтова запланирована торжественная презентация 20-го тома Книги Памяти «Солдаты Победы» Ставропольского края.