«Избушка, избушка, повернись к лесу задом, а ко мне передом», – говорил Иван-дурак, чтобы получить «аудиенцию» у Бабы-яги. И, странное дело, сооружение на курьих ножках слушалось его. Но то сказка. А вот где бы нам, простым российским обывателям, раздобыть заветную формулу, разворачивающую все, что априори должно работать на нас и в наших интересах, к нам лицом.

Думаю, что со мной согласятся многие. Ведь мы повседневно сталкиваемся с безразличным, а порой и откровенно хамским отношением со стороны представителей госструктур, здравоохранения, сферы услуг, жилищно-коммунального хозяйства... Список можно продолжать... При этом я не говорю о случаях, когда те, кто должен заботиться о благе народа, преступают закон, хотя и таких хватает. Нет, речь о самых простых явлениях, «пустяках», которые портят настроение и заставляют задуматься над тем, какая же роль отводится в современной России нам, носящим громкое имя ГРАЖДАНЕ?

Почему, к примеру, мы зачастую должны доказывать свою правоту, что называется, на пустом месте? Возьмем, скажем, налоговую сферу. Сотрудница редакции «Ставрополки» прошедшим летом получила уведомление с требованием оплатить налог на дачу. Цена вопроса-то была небольшая – всего 60 рублей. Загвоздка в том, что дачи у нее не было в помине. Чтобы доказать это, отправилась наша сослуживица за справкой в Управление Федеральной регистрационной службы по краю. Пожертвовав ради этого рабочими делами, естественно. Написала соответствующее заявление, заплатила в кассу 120 рублей, подождала две недели, после чего получила ответ примерно следующего содержания: мол, справку о том, что у вас нет дачи, мы выдать не можем, потому как располагаем данными лишь за последние 10 лет, обращайтесь, уважаемая, в БТИ. Совету Татьяна Николаевна не последовала, рассудив, что слишком дорого ей обойдется бумажка о несуществующей недвижимости. Отправилась напрямую в налоговую инспекцию. А там, о чудо, сотрудница, выслушав всю историю и сверив данные с компьютерной базой, на ее глазах порвала уведомление, не утруждая, впрочем, себя извинениями за причиненные неудобства.

Грешат подобным и коммунальщики. Из последнего: в редакцию позвонила жительница Ставрополя, пенсионерка А. Кулигина, возмущенная действиями сотрудников горэлектросети. Алле Николаевне начали поступать звонки с требованием погасить долг в пять тысяч рублей за «свет». «Я всегда исправно оплачиваю все коммунальные расходы, и никакого долга у меня быть не могло», – утверждает она. Однако, как и в предыдущем случае, чтобы доказать свою невиновность, ей, инвалиду второй группы, пришлось явиться в офис компании. Отстояв в очереди, Алла Николаевна сверила с «девушкой в окошке» все платежки за электроэнергию. Задолженности, действительно, нет, подтвердила та. Но буквально спустя несколько дней пенсионерка получила письмо, в котором электросеть требовала погасить все ту же пятитысячную задолженность. Как это понимать? Пожилая женщина позвонила одному из руководителей предприятия и рассказала, что она думает по поводу их методики сборов платежей. На то, чтобы разобраться в списках должников и в письменном виде подтвердить ее честное абонентское имя, она отвела ему недельный срок...

Или другой пример из той же коммунальной оперы, которая давно и по праву заслужила репутацию «черной дыры» для денег, времени и нервов россиян. Устав от платежек с непомерными суммами за водоснабжение и водоотведение, жильцы дома 48/2 по улице Пирогова краевого центра всерьез заинтересовались тем, как горводоканал все эти суммы начисляет. Ну что тут, казалось бы, сложного? Не военная тайна же. Однако по изучении документов, регламентирующих порядок расчетов коммунальных платежей, собственники пришли к выводу, что ни одну из приведенных в них формул ставропольский водоканал не применяет. Тогда старший по дому В. Костин обратился в городской расчетный центр с просьбой предоставить схему, по которой де-факто в Ставрополе производятся расчеты за воду. И, не поверите, ему ответили отказом – конфиденциальная информация, знаете ли. Получается, все, что требуется от собственника, это платить по счетам и не задавать лишних вопросов? Любопытные жильцы дома 48/2 по улице Пирогова с этим не согласились и написали коллективное заявление «куда надо».

Больницы и поликлиники, школы и детсады, органы власти и многочисленные госструктуры – складывается впечатление, что они давно уже работают сами для себя, ориентируясь лишь на выполнение установленных планов и нормативов. Досадно, но принципы наплевательского отношения к правам и интересам потребителей не чужды и торговле, хотя, казалось бы, здесь, как ни в одной другой сфере, продавец должен быть заинтересован в привлечении и удержании клиентов. Скажите, разве могут позволить себе в цивилизованных странах продавцы магазинов – любых, даже VIP-класса, высказывания типа: «Не трогайте, это дорогая вещь»? У нас же это сплошь и рядом.

А недавно со мной и вовсе приключилась абсурдная история из серии «докажи, что ты не верблюд». Местом действия стал один из крупных торговых центров Ставрополя, а точнее – конкретный магазин одежды, принадлежащий индивидуальной предпринимательнице Н.А. Волошиной. Дело было так: купила я здесь платье и спокойно отправилась в другой магазин. Не успела расплатиться за очередную покупку, как забегает г-жа Волошина и сообщает безапелляционным тоном, что после моего посещения у нее пропало платье. Пошли разбираться. Я представилась, показала документы и добровольно продемонстрировала содержимое своей сумки, где, естественно, ничего принадлежащего предпринимательнице не нашлось. Однако та твердо стояла на своем: платья нет, и никто, кроме меня, взять его не мог. В общем, неловкая ситуация затянулась, потому как доказательства моей невиновности, равно как и виновности, были исчерпаны. А разрешилось все предельно просто: «пропавшее» платье находилось в примерочной, там его и нашла одна из продавщиц. Все, что я получила в качестве компенсации за 15 минут позора, было произнесенное сквозь зубы Н. Волошиной: «Извините, я была не права». Кстати, в прошлом году мне пришлось разбираться в похожей ситуации, когда беременную покупательницу довели до слез сотрудники одного из магазинов, прилюдно обвинившие ее в краже грошового товара.

Подобных историй не перечесть. Мы, безусловно, стараемся освещать их на страницах нашей газеты, но объять необъятное – ведь так живет вся Россия – невозможно. Иногда действительно получается помочь восстановить справедливость, но куда чаще, даже после газетных публикаций, люди натыкаются на нежелание «избушки на курьих ножках» поворачиваться к ним фасадом. Приходится лицезреть ее несовершенства с заднего, так сказать, крыльца.

Бороться с ветряными мельницами под силу далеко не каждому. Да и, честно говоря, средств для этого в обывательском арсенале совсем немного. Обращения в правоохранительные органы чаще всего заканчиваются длительной и ни к чему не обязывающей перепиской. Судебные иски – возможный вариант. Но это опять же трата времени и денег с негарантированным результатом. К тому же компенсация морального ущерба даже при выигранном споре, как правило, оказывается существенно ниже ожиданий пострадавшей стороны. Безусловно, не на руку нам, потребителям, играет и наша юридическая неграмотность. Но, собственно, разве можно неспециалисту успеть за инициативностью отечественного законодателя? Тем более что, как показывает практика, нормативные документы в России принимаются с той же легкостью, с которой и сразу после этого отменяются.

Зато по другую сторону баррикад действенных способов повлиять на гражданина – хоть отбавляй. Начиная от элементарного отключения «света» или газа и заканчивая «всей мощью административного ресурса», как любит говорить один мой знакомый чиновник. Как исправить эту ситуацию в масштабах страны? Не знаю. Наверное, нужна серьезная политическая воля, способная развернуть и зафиксировать «избушку» в приемлемом для основной массы населения положении. Иначе так и будем жить на два лагеря, в обстановке взаимной неприязни.