Этот вопрос обсуждают наш корреспондент и психолог-педагог Михайловского психологического центра диагностики и консультирования Ольга Кузнецова. Она регулярно участвует в работе комиссии по делам несовершеннолетних Шпаковского района, сотрудничает с районной уголовно-исполнительной инспекцией, по договору с которой в психологическом центре проводят диагностику неблагополучных ребят, а в ряде случаев оказывают им консультативную помощь.
Дети

Дети

© Фото: из архива газеты «СП»

– Ольга, существует мнение, что трудных подростков формирует асоциальная либо так называемая «социально незащищенная» семья. Так ли это?

– Во многих случаях, но не всегда. Семья может быть и вполне благополучной внешне: она и полная, и достаток в доме есть – а ребенок из этого дома все время сбегает. Часто выясняется, что ему не хватает элементарного внимания со стороны родителей, их интереса к его жизни и проблемам. Я веду в центре занятия психологического подросткового клуба. Вспоминаю, как одна девочка поделилась со мной и с ребятами своим желанием уйти из дому. Я ее спросила, с какой целью она хочет сбежать. Девочка объяснила, что так поступила ее одноклассница. Сказала: «Мама ее так искала, так переживала! И теперь они подружились, мать готова все для нее сделать!..». Побег может быть демонстрацией миру того, что ребенку элементарно не хватает любви. О том же часто свидетельствует и попытка суицида. Важно, чтобы взрослые это услышали.

К сожалению, дети не понимают, что демонстративное самоубийство может стать настоящим, а уход из дому на улицу также грозит опасностью для жизни...

– Часто ли вы в своей практике сталкиваетесь со случаями немотивированной жестокости среди подростков?

– Увы, на заседаниях районной комиссии по делам несовершеннолетних таких случаев рассматривается все больше. Драки, избиения, и все чаще в них участвуют девочки. Подробности – удручающие. Женщины вообще агрессивнее мужчин, более импульсивны, аффективно заряжены. Поводом может стать что угодно: не так одета, не так посмотрела на чьего-то парня и т. д. Бьют толпой, нередко снимают все это не видео и выкладывают в Интернет. Во многих подростковых компаниях стало нормальным, что девочка должна уметь драться, знать какие-то болевые приемы.

Здесь, на мой взгляд, сказывается влияние СМИ, голливудских фильмов. Те же «Никита», «Убить Билла», «Солдат Джейн»... Появляются подобные героини и в нашем российском кино. Но в наших лентах женщина – участковый инспектор милиции или прокурор – все же возвращается после работы в семью, где у нее роль жены и матери. А в западных боевиках она и спит с пистолетом под подушкой.

Да и общество в целом по-другому сегодня видит идеал женщины. Она должна быть бизнес-леди, на равных конкурировать с мужчиной, за себя постоять, соперниц победить... Все это воздействует на неокрепшие умы девочек-подростков.

Криминогенность в подростковой среде усиливает ситуация имущественного расслоения. Кого-то привозят в школу на дорогой иномарке, дают каждый день по 500 рублей карманных денег. А кому-то не могут дать и десятку. Это может вызвать агрессию, спровоцировать желание украсть, отнять.

– А может быть, не в одном расслоении дело? Мне кажется, что в нашем обществе детям перестали объяснять, что не все желания человека исполнимы – и с этим можно жить. Или что для их исполнения нужно затратить какой-то труд, и немалый. В телевизионном эфире вал рекламы. Съел шоколадку – и поехал с друзьями в Париж. Облился одеколоном – и будет тебе девушка с глянцевой обложки, которую якобы не нужно ни завоевывать, ни привлекать какими-то достоинствами...

– Ну да, главное – купить товар. Это умелое психологическое манипулирование. Дети, в силу отсутствия опыта, часто верят ему буквально. У них не формируется представление, что нужно делать, чтобы добиться желаемого. Между мотивом и достижением цели должно быть действие. Оно из сознания выпадает, логическая цепочка рвется.

И родители с подростками об этом не говорят. Им когда-то старшие объясняли, что для достижения успеха нужно получить образование, двигаться по карьерной лестнице. Но сегодня вокруг полно людей, которые ездят на «мерседесах» без всякого образования. Или с купленными дипломами. Родители сами в растерянности.

– Что же делать? Ведь ребенок нуждается в нравственных ориентирах.

– Вероятно, родители должны вначале определить их для себя.

А еще нужно учить детей проживать различные эмоции. Когда испытываешь радость, удовольствие, понятно, как себя вести. А когда переживаешь скуку, разочарование, когда чувствуешь себя беспомощным, неудовлетворенным – как с этим справляться? Если ребенку этого не объяснять, главной реакцией у него могут стать агрессия, деструктивные желания.

– Удается ли вам как специалисту помочь неблагополучным детям?

– Некоторые посещают наш клуб «Подросток», иногда они соглашаются на индивидуальные занятия с психологом. Правда, специалист может взять «в работу» не больше шести-семи человек, а ребят таких много.

Но, в общем, с чего начинается «трудный ребенок»? Ну, учится он плохо, ведет себя на уроках не лучшим образом. Но если находится в школе, в центре дополнительного образования человек, который за этими ярлыками видит личность, то шансы выправиться у детей есть. Вот у нас в районе действует подростковый центр «Типчак», где эти самые трудные готовы дневать и ночевать, в любую погоду нести караул у Поста № 1. Они чувствуют там себя уважаемыми и значимыми людьми, в этом все дело.

Лариса ПРАЙСМАН