«Мы мало знаем свою родину, мы слишком мало ценим своих тружеников», – говорил в свое время Иван Диомидович Попко, казачий генерал, историк, этнограф, вся жизнь и деятельность которого связана с Кавказом. Трудно отказать в справедливости этим словам...
В год 190-летия со дня рождения (9 сентября 1819 года) И. Д. Попко просто необходимо еще раз вспомнить о его вкладе в нашу историю – тщательном и даже художественном описании военной жизни, быта и нравов населения Кавказа.

Уже получив высокое образование (и духовное, и светское), И. Попко начинал службу рядовым казаком в 1841 году, дослужился до генерал-майора, являлся предводителем дворянства в Ставропольской губернии, Терской и Кубанской областях.

Образованного генерала до конца не удовлетворяла рутина военной службы. Он с детства увлекался историей, литературой, писал стихи, составил ряд обширных исследований по истории казачества: статистическое описание Черноморского войска, исторические и биографические очерки о Кубанском войске, биографии казачьих генералов Н. С. Завадовского, А. Ф. Бурсака, Г. А. Рашпиля, Ф. Круковского, а также офицеров и многих рядовых казаков.

Невозможно не остановиться на великолепном его труде – книге «Терские казаки со стародавних времен», изданной в Санкт-Петербурге в 1880 году. В этом уникальном исследовании автором была поставлена объемная задача – представить историю терских казаков, начиная с появления казачества на Кавказе, политических и религиозных причин его заселения. Иван Диомидович изучает колонизационное движение и развитие русского населения, его взаимоотношения с населением местным, красочно описывает военный и домашний быт казаков. Он сообщает нам, что знакомство русских с окрестностями Терека началось еще в XIV веке – первыми переселенцами-казаками с Волги.

Но более массовое заселение началось в XVI веке. Вот как пишет об этом автор: «...Рязанские казаки посадились на струги с семьями, выплыли весенним половодьем в Дон, откуда по Камышинке переволоклись на Волгу и пустились к устьям Терека и поселились у гребней и предгорий Кавказского хребта. Иван Грозный велел служить им свою службу и беречь кабардинскую вотчину. С этого времени первые русские поселенцы на Кавказе делаются исторически известными под именем гребенских, т. е. горных казаков...». В 1828 году их сообщество было переименовано в Терское казачье войско, в которое на протяжении лет вливалось местное горское население, а также сосланные сюда в Петровскую эпоху стрельцы с семьями, литовские и ливонские пленники, участники польских восстаний и многие люди, стремившиеся на Кавказ в поисках лучшей доли.

Подробно описывает автор военную службу терских казаков у русских царей, их мужественное сопротивление иноземным захватчикам, стычки и мирное сосуществование с местным населением. Картины военной жизни казака, безусловно, познавательны, и желающие ознакомиться с ними захотят обратиться непосредственно к книге. Да и быт казачий тоже интересен широкому читателю. Немало места в книге отведено живому, даже любовному описанию образа казачки, которая несколько столетий была поставлена историей в уникальные условия полувоенной жизни. Не могу не привести такое любопытное наблюдение: «...Гребенская женщина, во множестве случаев, была местного, горского происхождения. Она сообщала гребенцу, увесистому русскому человеку легкие стати и черты аборигена, а сама заимствовала от него рост, мускульную силу и мужественный характер русской женщины. Если от обмена северо-восточной русской крови с западно-тевтонской ничего особенного не выходит, то на азиатском юго-востоке образуется от той же помеси статная и даровитая порода...».

Наряд гребенских казачек, который со временем ненамного видоизменялся, еще в большей степени, чем мужской, усвоил местные черты: они носили узкую рубаху с широкими рукавами, а поверх – длинный бешмет, тесно застегнутый и отчетливо обрисовывавший фигуру. Усиливала впечатление низкая подпояска с украшениями, на груди – ожерелье из монет, а на голове – белое тонкое покрывало.

«...Во всем – скромная щеголеватость, подчеркивающая ловкость, статность и мужественную грациозность у мужчин и женственность у женщин. Военное воспитание терского казачества, их игры, скачки и, в целом, наездничество, послужили примером для других поселившихся на Кавказской линии казаков», – повествует И. Д. Попко.

В приложениях к книге, несомненно, привлекают внимание поэтическая легенда «Гнев Терека-Горыныча» о своенравной горной реке, тексты старинных песен, среди которых «Дума гребенского казака» и, что особенно интересно для историков и краеведов, описание казачьих станиц, а также ряд архивных документов, в том числе с привлечением такого ценного исторического источника, как «Акты Кавказской археографической комиссии».

Книга настолько интересна и содержательна для всех интересующихся историей казачества и Кавказа в целом, что ее трудно переоценить. Хранится она в научно-справочной библиотеке краевого архива и вместе с личным фондом И. Попко представляет большую документальную ценность. Пожалуй, этот труд можно смело назвать лучшим памятником его замечательному автору.