Ленинский районный суд Ставрополя оправдал жителя краевого центра Павла Терентьева, обвинявшегося в покушении на незаконный сбыт крупной партии наркотиков. Суд

Об обвинении П. Терентьева наша газета рассказывала в материале «Наручники для призывника» ( «СП» от 30.01.2009 г.). После выхода публикации в «Ставрополку» пришло немало отзывов от читателей, адресованных мне. Дескать, как это я мог встать на защиту «явного наркодилера», где моя гражданская совесть и журналистская этика? Но, как оказалось, позицию редакции разделил и суд, расставив все точки над i.

Напомню фабулу этой истории. В июне 2007 года оперативники задержали 19-летнего Павла прямо на призывном пункте краевого военкомата, когда он уже должен был отправиться служить «срочную». Около трех месяцев шло следствие, а в октябре обвиняемого заключили под стражу. Неудавшийся солдат одиннадцать месяцев просидел в следственном изоляторе Ставрополя. В СИЗО, по словам его матери Ольги Александровны, он похудел на 16 килограммов, и за все это время ей ни разу не дали встретиться с сыном. Судебный процесс длился почти два года, и за это время сменилось несколько следователей, каждый из которых заново изучал уголовное дело.

Обвинение строилось на трех проверочных закупках, когда сотрудник Управления ФСКН РФ по СК Александр Карпий передавал помеченные купюры Терентьеву, а тот якобы приносил оперативнику наркотики. Примечательно, что первая «операция» была задокументирована третьего февраля 2007 года возле дома № 196 по улице Льва Толстого. Однако дома под таким номером в городе не существует.

Кстати, и других несоответствий было немало, в частности, противоречащих друг другу показаний свидетелей, данных ими во время предварительного и судебного следствия. Они рассказали в суде, что не видели, как деньги за наркотики передавались Павлу, равно как и не лицезрели передачу Терентьевым смертельного зелья закупщику, коим выступал сотрудник Госнаркоконтроля. Более того, свидетели утверждали, что под давлением оговорили подсудимого, дав ложные показания.

Ленинский районный суд признал письменные доказательства, представленные стороной обвинения, недопустимыми, а показания А. Карпия недостаточными для принятия решения о виновности П. Терентьева. А посему оправдал Павла «за его непричастность к совершению преступления». Правда, приговор пока не вступил в законную силу.

К слову, А. Карпий, как мне сказали в Госнаркоконтроле, до сих пор трудится в краевом управлении. А вот прокуратура Ленинского района внесла кассационное представление на приговор в вышестоящую судебную инстанцию. Но уже сейчас у Павла Терентьева есть право на реабилитацию и возмещение причиненного ему вреда, связанного с уголовным преследованием.

Игорь ИЛЬИНОВ