«Кто любит Россию, тот должен, прежде всего, желать распространения в ней образования» – эти слова принадлежат Я. М. Неверову, известному просветителю, педагогу-гуманисту, другу Т. Н. Грановского, Н. В. Станкевича, И. С. Тургенева. Его вклад в развитие просвещения на Ставрополье трудно переоценить.

Януарий Михайлович Неверов – уроженец села Верякуши Ардатовского уезда Нижегородской губернии. Судьба уготовила ему безрадостное детство и юность. Отец, сын местного протоиерея, занимался частной адвокатурой, мать – внебрачная дочь помещика. Родители постоянно ссорились. В результате травмы, полученной матерью во время беременности при одной из домашних ссор, Януарий родился слепым на один глаз. О своих детских годах в имении деда Неверов спустя десятилетия рассказал в автобиографических записках, которые и сегодня читаются с большим интересом.

Грамоте его научила... дворовая крестьянка деда. А далее он – самоучкой! – овладел тремя языками и игрой на фортепьяно. По настоянию матери мальчика отправили в Арзамасское уездное училище. Каникулы Януарий часто проводил в деревне Дивеево Нижегородской губернии, где встречался со схимником Серафимом Саровским, укрепившим в нем глубокое религиозное чувство.

Юноша мечтал об университете, но после училища отец пристроил его канцелярским чиновником в Нижегородский городской магистрат. Впрочем, не прошло и года, как юный чиновник был уволен губернатором. А после смерти отца мать, уступив просьбам сына, решается отпустить его в Москву. Чтобы собрать Януария в дорогу, она продала единственную оставшуюся у неё драгоценность – венчальный жемчуг. Память о материнском самопожертвовании неоднократно удерживала сына от бурных столичных развлечений.

Приехав в 1827 году в Москву, провинциальный юноша за год подготовился к экзамену и поступил на словесный факультет Московского университета, который с отличием закончил со степенью кандидата филологических наук.

Примечательно, что одновременно с Неверовым в Московском университете учились Белинский, Лермонтов, Герцен, Огарёв, Станкевич, Гончаров! Общаясь с университетской молодёжью, он посещал литературные вечера, концерты. В 1831 году возник организованный Станкевичем литературно-философский кружок, сыгравший большую роль в идейной жизни России. Неверов стал его активным участником. В острых дискуссиях формировались гуманистическое мировоззрение передовых людей 30-х годов и новая эстетика.

Окончив университет, Януарий переезжает в Петербург и поступает на службу – сотрудником редакции «Журнала Министерства народного просвещения». Здесь он проявил себя как человек энциклопедических знаний и незаурядный литературный критик. Позднее, скопив немного средств, Януарий Михайлович едет в Германию, где определяется на должность корреспондента археографической комиссии за границей. Время, проведенное в Берлине – посещение университетских лекций, театров, галерей, общение со Станкевичем и Грановским, – Неверов считал лучшим в своей жизни. Именно тогда он принял решение посвятить себя высокой цели распространения образования в России.

Об этапах деятельности Неверова на ниве просвещения узнаем из формулярных списков, сохранившихся в Государственном архиве Ставропольского края.

В 1839 году он возвращается в Россию и получает назначение на должность инспектора Рижской гимназии. В 1844 году тридцатилетний Януарий переживает личную драму: внезапное расторжение помолвки с Эмилией Голлендер, которую он пылко любил. Невеста была лютеранкой, и пастор настоял на отказе жениху. Неверов испытал сильное нервное потрясение. Он заперся в комнате и несколько дней рыдал, как ребёнок. Всю жизнь он хранил письма своей невесты и навсегда остался холостым.

...В январе 1846 года следует новое назначение – директором народных училищ Черниговской губернии. Проработав здесь всего четыре года, Неверов успел значительно поднять уровень преподавания в местной гимназии. Однако состояние здоровья Януария Михайловича ухудшалось. Доктора советовали перебраться ближе к Кавказским Минеральным Водам. Его перемещают на освободившуюся должность директора ставропольских училищ. В конце декабря 1850 года Неверов приехал в Ставрополь, встретивший его морозом и метелью.

Прежде всего он обратил внимание на уездные училища. Преподавание здесь, как, впрочем, и в Ставропольской гимназии, велось плохо, педагоги были малоквалифицированными, повсюду применялись телесные наказания, которые Неверов категорически осуждал. Первыми шагами нового директора было открытие при гимназии двух специальных классов для выпускников: один готовил юношей для поступления в университет, второй – будущие учительские кадры для уездных училищ и начальных классов гимназии. Грановский, друг Неверова, помог подобрать дипломированных специалистов-преподавателей, создался работоспособный коллектив. Молодые образованные педагоги быстро сдружились. За чашкой чая собирались у Неверова и спорили, порой заполночь, о формах и методах обучения. На одном из таких вечеров возникла идея создать в гимназии мастерские, в которых бы ученики могли изготовлять поделки из дерева, школьные принадлежности, на практике закрепляя свои знания по физике, химии, математике.

Неверов оставил нам примеры творческого подхода к изучению русского языка, литературы и истории. Именно он организовал первые конкурсы на лучшее сочинение по «отечественному языку и истории». Работы победителей зачитывались с кафедры и даже публиковались в губернской прессе!

В крайгосархиве хранятся некоторые из тех конкурсных сочинений. Поражают глубокие знания и понимание гимназистами произведений выдающихся писателей, самостоятельность мышления (тогда невозможно было «скачать» мысли). Проявляя творческие способности учащихся, эти сочинения вместе с тем отражают и взгляды педагогов тех лет, в том числе директора гимназии. А директор заботился о престиже своих воспитанников в будущем – во взрослой жизни. Например, договорился с губернатором о разрешении ученикам старших классов посещать балы. Здесь юноши получали уроки светского общения. В гимназии наряду с общепринятыми предметами они изучали стихосложение, латинский, древнегреческий, а также «живые» современные языки – английский, немецкий, французский. Так что по тем временам это были высокообразованные личности.

Особое внимание Неверов уделял воспитанникам-горцам. Он считал, что «горцам следует давать такое образование, которое бы представляло им средство быть полезными гражданами не на воинском, а преимущественно мирном поприще, не выходя из своей среды, т. е. не отдаляясь от своих природных нравов, обычаев, верований». Можно смело утверждать, что многие кавказские народы формированием своей элиты просветителей обязаны Неверову. Осетинский поэт Коста Хетагуров, тоже его воспитанник, писал:

Мы шли за ним доверчиво и смело,
Забыв вражду исконную и месть, -
Он нас учил ценить иное дело
И понимать иначе долг и честь…

Многие ученики Неверова стали профессорами, академиками, просветителями. Из стен Ставропольской гимназии вышли историк А. Трачевский, востоковеды К. Патканов, Г. Кананов, журналист и писатель А. Кешев, основатель осетинской литературы К. Хетагуров, академик, основатель научной школы прикладной теории упругости А. Динник и другие. Однако у Неверова, увы, не сложились отношения со ставропольским губернатором Брянчаниновым, что в конце концов вынудило его выйти в отставку.

Покидая Ставрополь, он оставил педагогам и воспитанникам «Нравственный кодекс», не утративший значения доныне. «Кодекс» предусматривает разумные, педагогически обоснованные требования к ученикам, воспитывающие сознательную дисциплину, учит нормам общечеловеческой морали, вменяет в обязанности наставников направлять подопечных по пути добра и гуманности, поощрять к труду, внушать любовь ко всему благому и прекрасному. И сам Януарий Михайлович показывал примеры нравственной чистоты и благородства.

Как и многие прогрессивные русские деятели культуры, Неверов понимал назначение учителя в обществе, поэтому требовал для него соответствующего материально-правового положения. «Где та внимательность, та предупредительность, то нужное участие, – писал Неверов, – которыми вознаграждают наставника за его труд у наших западных соседей?». Вместе с тем он предъявлял высокие требования и к учителю, его образовательной, профессиональной подготовке, нравственным качествам.

К концу 1878 года здоровье Неверова резко ухудшилось, он почти потерял зрение и был вынужден подать в отставку. Александр ll, присвоивший ему титул тайного советника, предложил должность сенатора. Но Неверов отказался, считая, что недостаточно хорошо знает законы. Император все же назначил его членом Совета Министерства народного просвещения.

Гуманистические идеи Неверова актуальны и в наши дни, поскольку основаны на вечных ценностях: добре, справедливости, уважении к личности ребенка и преподавателя. И нельзя не заметить: полтора столетия отделяет нас от времен деятельности Неверова, а ситуация в сфере российского образования оставляет желать лучшего. Учительство и сегодня во многом зависит от прихотей чиновников. Возрождается идея профилизации, против чего так активно боролся Януарий Михайлович, считая, что школа должна готовить не узких специалистов, а людей с широким кругозором, мыслящих и переживающих за судьбу своего Отечества...

Отрадно, правда, что в 2006 году министерством образования края учреждены Неверовские педагогические чтения, призванные изучать опыт выдающегося педагога-гуманиста. Его труды издаются и продолжают служить делу просвещения уже в ХХl веке.