В рассказе «Китеж», написанном в Париже незадолго до смерти, известный ставропольский писатель Илья Сургучев с ностальгией по родному городу вспоминал пасхальные праздники и, конечно, Казанский кафедральный собор, украшение города, его духовный центр, посещаемый всеми высокими гостями, начиная с цесаревича, будущего императора Александра II. А «Царь-колокол», о котором упоминает писатель, отлитый на средства ставропольского купечества и весивший 600 пудов, был слышен за десятки верст.

Многочисленные подлинные документы – свидетельства прошлого, хранящиеся в Государственном архиве Ставропольского края – поведали об истории одного из величественных сооружений Ставрополя.

Среди них представление Ставропольской городской Думы от 19 ноября 1841 года ставропольскому окружному начальнику полковнику А. Масловскому: «16 числа сего ноября при собрании в Градской думе ставропольское купеческое и мещанское общества учиненным того числа приговором положили: вместо снесенной в 1838 году казаками, переселенными начальством в станицу Суворовскую, деревянной церкви во имя Казанской Божией Матери устроить таковую каменную на избранном месте...»

Проект храма был составлен известным в то время архитектором Дурново. Начались согласования в различных инстанциях. Начальник Кавказской области генерал-адъютант П. Граббе, получив одобрение архиепископа Новочеркасского и Георгиевского Афанасия (Ставропольское духовное правление входило тогда в Новочеркасскую епархию), обратился к обер-прокурору Святейшего синода графу Н. Протасову с просьбой ускорить рассмотрение вопроса о постройке храма. Обер-прокурор представил документы императору, который собственноручно написал: «Согласен, но фасад переделать А.Тону или Брюллову». Новый проект фасада, утвержденный Николаем l, был составлен профессором Императорской академии художеств Александром Тоном.

Начался сбор средств. Среди первых жертвователей – городской голова почетный гражданин Ставрополя купец Никита Плотников: в память о своем сыне, служившем в войске Черноморском и погибшем в Тамани, он пожертвовал 1000 рублей. Крупные суммы сдали также ставропольские купцы И. Меснянкин, И. Зимин, Н. Алафузов, потомственный почетный гражданин А. Нестеров и другие. Свой вклад внесли многие церкви епархии, офицеры расквартированного в городе Тенгинского полка, жители города из разных сословий.

Собранной для начала суммы (20000 рублей) было недостаточно. Для того чтобы при возведении храма «… не последовало какой-либо остановки, предположили в течение будущих трех лет собрать с каждого капитала купцов 1-й гильдии по 60, 2-й – по 40, а 3-й – по 30 рублей серебром; с мещан же с каждого следуемого в платеж казенных податей и прочих повинностей рубля – по 20 копеек серебром». Городским обществом были избраны попечители, которые осуществляли контроль за строительством. Ими стали комендант города полковник Афанасий Масловский и купец Корней Чернов. Строительными подрядчиками были известные купцы Игнат Волобуев, Яков Леонидов, Петр Пахомов, Иван Алафузов.

Сохранился контракт с купеческим сыном Дмитрием Сонновым, по которому он обязуется поставлять рабочих: «…с 8 июля 1843 года со своими инструментами каменщиков ежедневно не менее шестидесяти пяти человек, а плотников по мере необходимости, которые должны быть здорового сложения, опытные и совершенно сведущие в своем мастерстве…».

Строящийся храм надо было обустраивать изнутри. Интересен рапорт ставропольского мещанина Сергея Лунева епископу Иеремии, в котором он пишет, что «возымел святое усердие соорудить от трудов своих на свой счет Царские врата по подобию устроенных в здешнем Троицком соборе и четыре местные иконы: Спасителя, Божией Матери, святителя Чудотворца Николая, святого благоверного князя Александра Невского, я предназначаю для сего двенадцать тысяч рублей ассигнациями…».

Строительство завершили в 1847 году. Указом Святейшего синода от 20 августа того же года собор был поименован в кафедральный.

Во второй половине 60-х годов ХlХ века по индивидуальному проекту ставропольского архитектора П. Воскресенского к западу от собора была возведена колокольня, поражавшая высотой, до 98 метров. Первый ярус её заканчивался небольшими главками с золочеными крестами, во втором и третьем ярусах размещались колокола. Их было три: один в 104 пуда – пожертвован купцом Сергеем Луневым, второй в 525 пудов – меценатом Лавром Павловым, третий в 600 пудов, получивший название «Царь-колокол», отлит, как уже упоминалось, на средства всего ставропольского купечества. Колокольню венчала луковичная глава с вызолоченным крестом и оцинкованными цепями.

В цокольном этаже Казанского собора нашли упокоение уважаемые люди города. Прежде всего следует упомянуть погребенного здесь епископа Феофилакта, деятельность которого оставила заметный след на Северном Кавказе. Это был высокообразованный человек, закончивший полный курс Петербургской духовной академии. Владел латинским, греческим, еврейским и французским языками. Об этом говорит каталог книг его личной библиотеки. До назначения епископом Кавказским служил в Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга.

В цокольном этаже собора был также погребен известный в Ставрополе меценат, церковный староста Александр Федорович Нестеров. Рядом с храмом находились могилы героя Кавказской войны генерала Варнаховского, генерал-майора Кусакова, председателя Церковно-археологического общества Успенского.

В 20-е годы ХХ столетия замолчали колокола Казанского собора... В 1920 году всем храмам было предписано представить в Губернский революционный комитет описи церковного имущества. Из сохранившейся описи Кафедрального собора (111 предметов) узнаём о многочисленных ценностях, накопленных приходом: Евангелии в богатых переплетах, кресты из благородных металлов, украшенные драгоценными камнями, литьем, чеканкой, панагии с эмалью и перламутром, бархатные и шелковые мантии, расшитые золотыми и серебряными нитями, дорогие сосуды и т. д. В связи с постановлением ВЦИК от 16 февраля 1922 года об изъятии церковных ценностей для помощи голодающим Поволжья Ставропольский Казанский собор сдал 30 пудов серебра.

В середине 30-х годов здание храма разобрали. Все названные выше захоронения были утрачены. Колокольня превращена в радиоантенну, а в мае 1943 года краевые власти распорядились ее взорвать, сославшись на то, что она является хорошим ориентиром для налета на город вражеской авиации. Так не стало архитектурного шедевра, многие годы украшавшего Ставрополь. Облик горы, которая в советские годы называлась Комсомольской, полностью изменился.

Но, слава Богу, все возвращается на круги своя. Храмовый комплекс решили восстанавливать. Постановлением президиума Ставропольского городского Совета народных депутатов от 31 января 1991 года территория теперь Крепостной горы объявлена заповедной. Вскоре был открыт счет для сбора пожертвований. На месте разрушенного собора проведены археологические раскопки, в результате которых зафиксировано его точное расположение на местности.

В северной части Горки в 2004 году появилась уютная часовня во имя Святого Николая – «Храм-памятник воинам Ставропольского края, погибшим на Кавказе за единство Российского государства…». Построена часовня на средства главного технолога завода «Красный металлист» Александра Николаевича Капустянского в память о погибшем сыне. Как здесь не провести параллель с прошлым...

Вскоре после освящения часовни в том же 2004 году началось и воссоздание собора. Проект составлен на основе архивных материалов епархиальным архитектором В. Аксеновым. Год назад, в апреле 2008-го, засияли золотом новые купола собора, освященные архиепископом Ставропольским и Владикавказским Феофаном. Строительство продолжается: предстоят внутренняя отделка, обустройство храма. Вспомним, наши предки, используя далеко не нынешние методы, возвели его за четыре года! Надо и сегодня вот так же взяться всем миром и завершить наконец возрождение духовного символа Ставрополя.

Елена Громова.

Сотрудник Государственного архива Ставропольского края.

* * *

От редакции: всем, кто хотел бы включиться в благородное дело возрождения Казанского собора, сообщаем номер специального счета.

Северо-Кавказский Банк СБ РФ,

р/с 40703810960000100269,

к/с 30101810600000000660,

БИК 040702660.

На строительство Казанского собора.