Вчера в Ставропольском краевом суде продолжились слушания уголовного дела в отношении жителя Александровского Александра Тарана, которого людская молва уже окрестила ворошиловским стрелком (см. «Сельская вендетта», 30.01.06, «Кто стрелял», 27.02. 09.) Подсудимый обвиняется в том, что, мстя за гибель дочери и сына, совершил ряд убийств и покушений на жизнь односельчан. Ставропольский краевой суд

На заседании планировалось допросить свидетелей обвинения: гражданскую жену подсудимого Наталью Задорожнюю, его пасынка Ивана Задорожнего, жителя Александровского Василия Инкина (именно он нашел в лесополосе один из автоматов Калашникова, из которого, как установила баллистическая экспертиза, были застрелены некоторые жертвы) и троих детей убитого предпринимателя Эркенова.

Но подняться на свидетельскую трибуну и лично дать показания суду вчера довелось только сожительнице Александра Тарана. Из показаний женщины следует, что ее гражданский супруг никогда не отлучался из дома после девяти вечера (напомним, что все покушения и убийства, а также хулиганский обстрел дома одной из жертв происходили в промежутке времени между 22 часами и часом ночи). Даже на пасеке, которую в «медоносный период» вывозили за пределы села, А. Таран, по словам Н. Задорожней, никогда не оставался на ночь. В этом не было нужды – ульи пасечник перевозил к своему другу, жившему на хуторе Лесная Поляна, где пчелы были «под присмотром» хозяев домика.

Кроме того, пояснила Н. Задорожняя, она никогда от мужа не слышала, чтобы тот обвинял в смерти дочери и сына каких-то конкретных сотрудников милиции или больницы. Тем более не заходило разговора о том, что Таран собирается мстить за смерть детей. Оружия у Александра не видела никогда. Женщина рассказала, что в 1994 году она еще не была знакома с А. Тараном и работала в райбольнице санитаркой. Врачом-реаниматологом отделения интенсивной терапии (именно здесь 21 июня 1994 года скончалась дочь Тарана Наташа) в день смерти девушки работал доктор Коноплянкин. И, по сведениям Задорожней, Таран даже судился с этим медиком. Что касается убийства на дискотеке сына Тарана Владимира, Н. Задорожняя пояснила следующее: когда случилось это несчастье, она уже проживала с А. Тараном. Из сотрудников милиции, занимавшихся раскрытием убийства, знает только А. Антонца – именно он сообщил им о гибели Володи, к нему они с мужем приходили для проведения необходимых следственных действий. Фамилии же Штана и Танчик (напомню, эти сотрудники милиции были убиты 26 октября 2003-го и 21 июня 2004 года) из уст Тарана никогда не звучали, их она впервые услышала тогда, когда было возбуждено уголовное дело в отношении ее гражданского супруга.

После того, как были заслушаны показания Н. Задорожней, в процессе произошла заминка: пасынок подсудимого И. Задорожний оказался не в состоянии давать свидетельские показания. Судья был вынужден объявить перерыв, во время которого парня осмотрели врачи «скорой помощи» и вынесли вердикт: абстинентный синдром на почве длительного употребления алкоголя и хронической алкогольной зависимости. Так что его допрос отложили на следующее заседание, назначенное на 2 марта. Не удалось выслушать и В. Инкина – как пояснил гособвинитель, по полученным сведениям, этот свидетель уже умер. Поэтому было принято решение огласить его показания, данные на предварительном следствии. Выглядят они так: в декабре 2004 года Инкин пошел в лес за селом собирать грибы. И под пнем нашел присыпанный сухой травой автомат Калашникова без ремня, завернутый в тряпки и пакеты. Стрельнув из «калаша» и убедившись, что он исправен, Инкин принес оружие домой и спрятал в гараже. Но через пару недель одумался и сдал находку в милицию.

Дети погибшего бизнесмена Эркенова также не смогли по объективным причинам присутствовать на суде, и присяжным были зачитаны их показания, данные на предварительном следствии. Вкратце они сводятся к тому, что в ночь убийства отца дети никого из посторонних около дома не видели, и только его дочь, после того как прозвучали выстрелы, слышала топот ног убегавшего человека.

Юлия ФИЛЬ