Две с половиной тысячи гектаров по масштабам Ипатовского района – вовсе не великий участок пашни. В былые времена каждая колхозная бригада обрабатывала здесь посевы на площади в два-три раза больше. Нынче же эти 2565 га в окрестностях села Кевсалы уже стали причиной нешуточного конфликта между несколькими хозяйствующими субъектами и местным муниципалитетом. Вот-вот эта пашня будет фигурировать в материалах арбитражного дела.
Арифметика от лукавого

Арифметика от лукавого

© Коллаж Владимира КОВАЛЕНКО

Землей, ставшей причиной спора, распоряжается сельский муниципалитет Кевсалы. Пять лет назад ее арендовало ОАО «Агрохлебопродукт», создав на базе обанкротившегося хозяйства свой филиал — сельхозпредприятие «Агро-Кевсалинское». О том, как оно работало, свидетельствуют такие цифры: урожайность зерна с 14,7 центнера с гектара в первый год аренды поднялась до 40 ц/га в нынешнем году. Инвестиции в удобрения, семена, средства химической защиты и технику составили более ста миллионов рублей. 230 жителей Кевсалы — каждый третий из числа трудоспособного населения – получили работу в новом хозяйстве. К тому же очень многие мероприятия местного муниципалитета на протяжении пяти лет не обходились без материальной поддержки ОАО «Агрохлебопродукт», который арендует еще и земельные паи местных жителей. Поэтому до последнего времени предприятие занималось зерновым производством на 16 тысячах гектаров. А это уже, даже если измерять по масштабам Ипатовского района — очень серьезное сельхозпредприятие. Причем вполне успешное, один из местных лидеров по урожайности, технической оснащенности и рентабельности. Что касается арендной платы — тоже без претензий. Достаточно сказать, что собственники земельных паев от «Агрохлебопродукта» стали получать зерна в два раза больше, чем платили прежние арендаторы. В бюджеты Кевсалинского муниципалитета и Ипатов-ского района поступала арендная плата за землю, те самые 2565 гектаров.

И вот прошло пять лет. В июле 2008-го сельская администрация опубликовала в районной газете извещение о проведении торгов по продаже права на заключение договора аренды на этот участок. Исходя из уже приобретенного опыта организаторы торгов постарались максимально учесть интересы местных жителей. Будущему арендатору предстоит, например, выращивать кормовые культуры для владельцев личных подворий. Ежегодно по ценам себестоимости продавать им тысячу тонн зернофуража, 260 тонн сена, 370 тонн соломы, а после жатвы предоставлять поля для выпаса скота. Плюс к этому материальная помощь местному бюджету на 180 тысяч рублей ежегодно. Дальше – все четко и ясно: «победителем торгов признается участник, предложивший наибольший размер арендной платы при условии выполнения условий конкурса». Конкурс прошел 15 августа. Участников было четверо. Победителем объявлен тот, который предложил... самый низкий размер арендной платы.

Как же разобраться в чудесах лукавой арифметики местной сельской администрации, учитывая обнародованные условия конкурса и его итоговый протокол? Если судить по последнему документу, после вскрытия конвертов с предложениями от потенциальных арендаторов перед членами конкурсной комиссии открылась такая картина. ОАО «Агрохлебопродукт» предложил семь миллионов 952 тысячи рублей ежегодной арендной платы, еще один участник – семь миллионов 200 тысяч, третий — пять миллионов 899 тысяч, четвертый — пять миллионов 130 тысяч. Его и объявили победителем. Где тут логика? Очевидно, что она за рамками элементарной арифметики, неопровержимо свидетельствующей, что 7,952 больше, чем 5,130. Учитывая, что это суммы грядущих миллионных поступлений в местный бюджет, возникает вопрос: где же логика в решении муниципальных властей, призванных заботиться, чтобы денег в бюджете было больше? Земля передается в аренду на десять лет. А это означает, что за такой срок бюджет района и сельского муниципального образования по самым скромным оценкам недополучит более 22 миллионов рублей. Поэтому совершенно непонятно, по чьей недоброй воле сельская казна должна лишаться такой суммы. Тем более если учесть, что денег там постоянно не хватает даже на самые насущные нужды местных жителей.

Собственно этот вопрос я и собирался задать главе муниципального образования и председателю аукционной комисcии С. Максименко. В сельской администрации мне сообщили, что почти сразу после торгов Сергей Николаевич ушел в отпуск. Секретарь комиссии Р. Проскурина наотрез отказалась разговаривать с корреспондентом, сославшись на то, что ее задачей было «только протокол заполнить». Единственная, с кем удалось поговорить, — это управляющая делами сельской администрации Р. Гнучева. Впрочем, Раиса Ивановна сразу пояснила, что в работе конкурсной комиссии она не участвовала, однако знает со слов главы, что победителем аукциона стал сельхозкооператив «Ново-Кевсалинский», который помимо арендной платы предложил еще и ассигнования на нужды местной администрации. Позже в телефонном разговоре это же подтвердил и С. Максименко, признав, что денег за аренду земли филиал «Агрохлебопродукта» предложил, конечно, больше, однако главу села больше беспокоят вложения потенциального арендатора в социальную сферу. На вопрос, почему же этот немаловажный факт не был изложен в официальном объявлении о торгах, последовал ответ, мол, специально консультировались по этому поводу с юристом, тот... отсоветовал. Кроме прочих причин глава сельсовета назвал, скажем так, не очень дружественные отношения местной администрации с руководством сельхозпредприятия «Агро-Кевсалинского».

Итак, хоть какую-то логику в принятом решении обнаружить все же удалось. О том, насколько она состоятельна, можно судить по протоколу заседания конкурсной комиссии. В этом документе записано, что СПК «Ново-Кевсалинский», как и другие участники аукциона, предложил местной администрации производить зернофураж, сено, солому и силос для нужд личных подворий, а плюс к этому еще и ремонтировать дороги, выделять технику на ликвидацию свалок, оказывать материальную помощь бюджетным организациям и ветеранам сельхозпроизводства. И еще ряд дополнительных условий содержалось в запечатанном конверте, поступившем из этого сельхозкооператива. Получается таким образом, что у конкурса существовало «двойное дно». Снаружи — официальные условия. А под ними еще и скрытые от большинства участников дополнительные соглашения, которые в итоге и сыграли решающую роль. Хотя и поступили от арендатора, который предложил самую низкую официальную плату за землю.

– Это нечестная игра, – убежден директор местного филиала ОАО «Агрохлебопродукт» В. Евсеев. – Ведь существуют законные рамки при проведении таких конкурсов. Есть условия, одинаковые для всех, есть критерии для определения победителя, в данном случае это размер той части арендной платы, которая была выражена в денежном выражении. Ни о каких дополнительных условиях или услугах сверх уровня, указанного в официальном извещении, речи не шло. Да если бы нас заранее поставили в известность об этом, поверьте, мы бы тоже смогли обозначить программу помощи местной администрации из многих пунктов! Могли бы, но не стали этого делать, рассчитывая, что торги пройдут по джентльменским правилам. А все участники будут в равных условиях. Тех самых, которые ясно прописаны в опубликованном извещении.

Пятилетняя история хозяйствования «Агрохлебопродукта» в Кевсале подтверждает, что этот арендатор занимался здесь не только зерновым производством. Была от этого сотрудничества и прямая выгода для многих местных жителей и для местного бюджета. Только в нынешнем году общий размер спонсорской помощи хозяйства сельскому муниципалитету и местным жителям перевалил за 200 тысяч рублей. И это помимо официальных ассигнований согласно заключенному пять лет назад договору. Или взять такую «мелочь» – ежегодное содержание автомобиля пожарной охраны обходится филиалу почти в 400 тысяч рублей, причем работает «пожарка» не только на сельхозпредприятие, но и на все село. Опять же все работники «Агро-Кевсалинского» – местные жители, а значит, пользуются услугами здешних бюджетных организаций, поэтому руководители филиала считают своим долгом помогать местной школе, детскому саду, амбулатории. И техника сельхозпредприятия по местным дорогам передвигается — как же ее не ремонтировать? На эти цели тоже расходуется часть прибыли «Агрохлебопродукта». И не было в экономической программе «Агро-Кевсалинского» намерений сворачивать сотрудничество с местными властями. А умолчали об этом в своих конкурсных предложениях вовсе не из скромности. Как уже сказано, просто не было даже намека на дополнительные условия в официально опубликованном извещении о проведении торгов. Не было — и все.

По мнению специалистов, к которым редакция обратилась за комментарием по этому делу, организация торгов в Кевсале, конечно, не выдерживает никакой критики. Прежде всего из-за этих самых дополнительных условий, о которых потенциальные арендаторы попросту не знали. А ведь законом не допускается изменение правил торгов в период их проведения. Вот почему есть причина для обращения в арбитражный суд и вполне резонные основания добиваться признания результатов торгов недействительными. Смириться и закрыть глаза на существование этого самого «двойного дна» у прошедшего конкурса — значит, обречь себя на дальнейшие поражения. В игре, которая подчас ведется отнюдь не по закону, а по чьим-то личным правилам. Или «понятиям»?

Кроме этого очевидно, что, отдав свои предпочтения участнику, который предложил самую низкую арендную плату, конкурсная комиссия нанесла ущерб местному бюджету, который может потерять за десятилетие два десятка миллионов рублей. Интересно, знают ли об этом жители села? И одобрят ли решение сельской администрации, принятое по результатам торгов, с серьезным убытком для местной казны?

Только и остается добавить, что торги и аукционы нынче – это тоже признак складывающегося в России цивилизованного рынка. Но при одном непременном условии: если их организаторы до конца беспристрастны и руководствуются в своих предпочтениях только здравым смыслом и правилами элементарной арифметики. Все-таки 7,952 больше, чем 5,130. Или кто-то сомневается?

Александр ЗАГАЙНОВ