В 1939 году по решению крайкома КПСС был создан Ставропольский антирелигиозный музей – с целым штатом сотрудников и экспозицией под названием, конечно же, «религия – опиум для народа». Он располагался в помещении краеведческого музея, которому и перешли «по наследству» экспонаты, когда в годы войны изменились отношения между церковью и государством. Среди тех экспонатов есть весьма экзотичные, например, билет члена общества воинствующих безбожников под номером «пять миллионов» и т.д.!
Отец Михаил: «Материалов собрано столько, что всё и не поместится».

Отец Михаил: «Материалов собрано столько, что всё и не поместится».

© Фото: Александр ЦВИГУН

Экспонаты музея церковной истории и искусств Ставропольской и Владикавказской епархии

Экспонаты музея церковной истории и искусств Ставропольской и Владикавказской епархии

© Фото: Александр ЦВИГУН

Экспонаты музея церковной истории и искусств Ставропольской и Владикавказской епархии

Экспонаты музея церковной истории и искусств Ставропольской и Владикавказской епархии

© Фото: Александр ЦВИГУН

Экспонаты музея церковной истории и искусств Ставропольской и Владикавказской епархии

Экспонаты музея церковной истории и искусств Ставропольской и Владикавказской епархии

© Фото: Александр ЦВИГУН

Сегодня группа специалистов краеведческого природно-ландшафтного музея-заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве, возглавляемая ведущим методистом Еленой Елагиной, разработала концепцию музея церковной истории и искусств Ставропольской и Владикавказской епархии.

Вообще-то процесс создания епархиального музея правильнее называть воссозданием, поскольку такой музей существовал до революции, то есть задолго до пресловутого антирелигиозного... Инициаторами его стали в 1906-м члены губернского Церковно-археологического общества. В 20-е годы его, конечно, закрыли, экспонаты в основном утрачены. В современной истории вопрос о возрождении музея обсуждается еще с 90-х годов. Тогда началось движение по воссозданию в Ставрополе Казанского кафедрального собора (сейчас на его пяти главах уже сияют золотом новые купола!), были проведены археологические раскопки, давшие весьма ценные находки. Однако возможности епархии до последнего времени не позволяли реализовать идею, и вот, наконец, владыка Феофан дал свое пастырское благословение: открыть во Владимирском храме-колокольне при Андреевском соборе епархиальный музей.

– Идея очень хорошая, хотя помещение небольшое, но такому музею и необязательны громадные пространства, – считает Николай Охонько, директор краеведческого музея-заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве. – Его не шагами надо мерить, а вдумчивым узнаванием. Уникальность – уже в самом размещении экспозиции непосредственно в действующем храме, но не нарушая канонического интерьера! Все должно быть гармонично, и посетитель, придя в музей, будет помнить, что находится все-таки в храме.

Любопытно, что в алтарной части намечается разместить живописную часть коллекции – иконы разных лет. Будет ли в таком случае все это доступно взору, например, женщин? Этот вопрос я адресую заведующему музеем епархии, преподавателю Ставропольской духовной семинарии протоиерею Михаилу Моздору.

– Как известно, в 60-70-е годы там размещалось епархиальное управление, в частности, рабочий кабинет правящего архиерея, а еще ранее – краевой государственный архив. Таким образом, речи о нынешней закрытости этой части здания просто не идет.

Для воссоздания музея есть хорошая основа – действующий уже четыре года музей семинарии, расположенной, кстати, в одном дворе с Владимирской церковью и Андреевским собором. Само его наличие сыграло большую роль в вызревании идеи большого епархиального музея.

– Мы постоянно сталкиваемся с проблемами сохранения информации о жизни церкви в ХХ веке, – говорит отец Михаил. – Даже солидные издания Московской патриархии не отражают всю ее полноту, особенно на региональном уровне, ибо содержат главным образом официальные сведения. Пресса прошлого столетия в большинстве публикаций о церкви, конечно, тенденциозна... А живые носители памяти постепенно от нас уходят. Порой, имея на руках старые фотографии священников, не можем установить их имен! Вот почему ставим своей целью собирать не только образцы церковного искусства – шитье, иконопись, утварь, мемориальные предметы, но и «устную» историю епархии, основанную на рассказах ее участников и очевидцев.

История церкви – огромный пласт духовно-культурного наследия народа. В ней были свои периоды расцвета и гонений, больших событий, ее творили многие выдающиеся личности. Так, для Ставрополья это – известный духовный мыслитель, писатель, несколько лет возглавлявший епархию, Святитель Игнатий Брянчанинов. Фигура поистине значимая и знаковая и на общецерковном фоне. А также уроженец Новоалександровска знаменитый отец Иоанн Восторгов, ныне канонизированный. Он был в 20-е годы настоятелем храма Василия Блаженного на Красной площади в Москве. А сколько интересного в «биографиях» многих храмов и их приходов! А какие замечательные батюшки в них служили в разные годы, в том числе – героические воины Великой Отечественной...

– Основная идея концепции музея – хронологически представить историю христианства на Кавказе, поскольку территория епархии охватывает несколько субъектов Федерации, – рассказывает Н. Охонько. – Она была и остается форпостом православия в регионе. Где еще, как не в таком музее, люди должны узнавать о том, что уже в четвертом веке на Кавказе появилось христианство?! Как в Хl веке оно расцвело здесь... Свидетельством чему – знаменитые древние храмы в Карачаево-Черкесии и остатки храма на Татарском городище близ Ставрополя. Особый акцент в экспозиции, несомненно, будет сделан на двух кафедральных городах – Ставрополе и Владикавказе. Концепция одобрена расширенным заседанием научного-методического совета нашего музея с участием отца Михаила Моздора и проректора духовной семинарии архимандрита Романа Лукина.

По замыслу организаторов, экспозиция музея покажет собрание икон, церковных облачений, богослужебных книг и предметов. Не секрет, что сегодня в обществе низок уровень знаний этой стороны христианской культуры. Так, глядя на священника, мало кто понимает, что на нем не просто красивое одеяние, но каждая деталь имеет свой смысл. Так же и в каждой иконе запечатлен свой важный сюжет. Тут понадобится настоящая просветительская лекция, значит, музей будет не только давать набор сведений, но и прививать основы православной культуры.

Большой объем информации уже собран студентами семинарии в ходе подготовки дипломных работ, посвященных истории церкви и ее служителям. Некоторые из них даже стали книгами, как «Кавказский исповедник» Евгения Шишкина – «Жизнеописание митрополита Антония (Романовского)». Автору при почти полном отсутствии нужных материалов в архивах и музеях пришлось кропотливо собирать данные, разыскивая людей, знавших и помнивших владыку лично.

– Некоторые исследователи полагают, что устные источники не могут считаться полностью достоверными, – замечает Н. Охонько. – Мы же активно и успешно применяем этот метод в работе над программой «Ставрополье: век ХХ». А в книге о владыке Антонии фактически раскрыта история церкви в период его пастырства. И именно на основе живых рассказов.

Оба мои собеседника уверены: музей семинарии – отличная база для будущего епархиального музея. Он имеет солидный иконописный фонд, причем значительную часть составил личный дар владыки Феофана. Разумеется, продолжается и сбор новых материалов. Очевидно, понадобится содействие государственного архива края, располагающего весьма обширными и интересными сведениями по этой теме. Музею могут помочь многие. А потому очень продуктивным представляется предложение отца Романа Лукина возродить церковно-археологическое общество с приглашением в его состав не только служителей церкви, но и краеведов, музейщиков, работников библиотек, архивов, ученых вузов... Словом, нужен широкий, неформальный общественный диалог и объединение усилий. Нелишне будет напомнить, что когда-то многие документы и материалы были насильно изъяты у церкви. Причем многие из них уничтожены в ходе так называемых «чисток» архивов, по тому же Казанскому собору не найдено ни одного архитектурного чертежа! Так что попытаться собрать все, что уцелело – то ли в домашних коллекциях, то ли в учреждениях, – наш общий гражданский долг. Ведь если формально будущий музей следует отнести к ведомственным, по большому счету Епархи-альный в такие рамки не умещается, ибо затрагивает всех православных, где бы они ни трудились.

В моем понимании двери такого – согласитесь, необычного – музея должны быть открыты всегда и каждому, как открыты всем нам двери храма. Ведь это будет больше чем некое собрание предметов. Недаром же в старые времена, когда еще не было музеев, казаки приносили в храм к батюшке священные реликвии – войсковые знамена, хоругви, трофеи. И батюшка все хранил, а по праздникам, в дни крестных ходов эти реликвии выносились из храма с почетом. Между прочим, в Казан-ском соборе Петербурга хранились ключи от европейских городов, освобожденных русскими войсками от наполеоновского нашествия, а в Преображенском – даже тройфейные турецкие пушки! И ныне многие приходы продолжают эту традицию, оберегая если не военные, то не менее ценные реликвии церковной, а точнее – общей нашей истории. Как хранит настоятель знаменитого Преображенского храма села Новоселицкого (первого каменного храма епархии, спасенного в 20-е годы Г. Прозрителевым, доказавшим его культурную ценность) отец Стефан уникальную храмозданную грамоту и бесценные старинные облачения... Отец Стефан тоже планирует открыть небольшой музейный уголок прямо в храме....

*****

– Материалов собрано столько, что все, пожалуй, и не поместится, – в голосе отца Михаила радость коллекционера смешана с озабоченностью администратора. – Исторический пласт пока осваивается, но уже и современная жизнь церкви открывает немало новых направлений: и возрождение храмов, и появление церквей при больницах, тюрьмах, домовых церквах, и развитие иконописи, и миссионерская, и социальная деятельность епархии...

Наталья БЫКОВА