Вчера в городском суде Пятигорска оглашен приговор по уголовному делу Евгения Степаненко – родного брата экс-имама города-курорта Антона (Абдуллы) Степаненко. Евгений, по версии следствия, вместе с братом и пособниками сутки удерживал в подвале двух человек, отказавшихся исповедовать ваххабизм. Суд

Напомним, эта история началась несколько лет назад: прокуратура Пятигорска установила, что принявший ислам бывший уроженец Хабаровска А. Степаненко, являясь членом духовного управления мусульман КЧР и Ставропольского края и имамом мечети Пятигорска, проповедовал ваххабизм. С июня 2004-го по январь 2006 года на проповедях и занятиях в мечети, а также по месту своего жительства он публично распространял ваххабитскую литературу, аудио- и видеозаписи, призывая к джихаду – священной войне с «неверными». Когда двое из учеников, осознав опасность воинствующего ваххабизма, отказались менять вероисповедание и посещать проповеди в мечети, А. Степаненко со своим нигде не работающим знакомым А. Грудиным обвинили ребят в краже и, потребовав деньги, незаконно лишили обоих свободы, заперев в подвале, где продержали ночь.

В марте 2007 года экс-муллу и его пособника суд признал виновными в незаконном лишении свободы, а обвинение в вымогательстве было переквалифицировано на самоуправство. По инкриминируемой мулле статье – разжигание межнациональной и религиозной розни (ст. 282 УК РФ) – истек срок давности. Оба осужденных получили условное наказание. А. Степаненко приговорен за самоуправство к полутора годам лишения свободы условно с испытательным сроком один год. Грудин – к трем с половиной годам условно с испытательным сроком два года. Другой обвиняемый – младший брат экс-муллы Е. Степаненко – скрылся от органов правосудия, он находился в бегах около года, а потом добровольно сдался властям.

Как сообщили «СП» в пресс-службе городского суда Пятигорска, судьи, исследовав все материалы дела, приговорили Евгения Степаненко к трем годам и трем месяцам условно с испытательным сроком один год.

Необходимо отметить, что заседание суда проходило в ограниченном для прессы режиме, то есть в зал заседаний были допущены только представители пишущих СМИ: операторов и фотокоров оставили на улице.

Валерий НИКОЛАЕВ