Однажды после богослужения к настоятелю Дивенского храма Пресвятой Богородицы отцу Георгию Чекрыгину подошла незнакомая женщина с необычной просьбой. Представилась: зовут Ирина Миртова, живет в Ставрополе, и есть у нее редкая икона, которая досталась ей от матери и которую она хотела бы отдать в храм – именно в этот.

История сия начиналась в давние, довоенные еще времена. Когда-то в селе Дивном была старинная церковь, но в 30-е годы пошло по всей стране уничтожение Божьих храмов и хранившихся в них святынь. Разобрали-разрушили безбожники церковь, а из камней тех впоследствии, говорят, Дом культуры построили. А вот иконы в общую кучу свалили и огню предали. Народу при той расправе немало присутствовало, мужики зубами от досады поскрипывали, а бабы только слезы утирали.

Впрочем, те, кто посмелее, ругали варваров. Некоторые и вовсе страх утратили – то одна молодайка, то другая резво из толпы выбегала, какую-нибудь икону из кострища выхватывала и убегала с ней домой. Наталья Жихарева как раз из таких отчаянных и оказалась. Годков ей было за двадцать, и двое детишек на руках, а все-таки не испугалась. Принесла икону домой – над столом повесила. Надпись там в левом углу – «Знамение Августовской победы» и дата – 1915 год.

Теперь самое время заглянуть во времена почти что вековой давности. Дело было в 1914 году под городом Августов – ныне это территория Польши, здесь происходили ожесточенные бои между русскими и германскими войсками. Район переходил из рук в руки. Никак наши не могли переломить врага. Но однажды, как раз перед решающим сражением, русским воинам было чудесное видение, чему не только в народных устах подтверждение сохранилось. Например, газета «Биржевые ведомости» от 25 сентября 1914 года приводила письмо генерала с фронта, написанное накануне битвы под Августовом: «После нашего отступления наш офицер с целым полуэскадроном видел видение. Они только что расположились на бивуаке. Было 11 часов вечера. Тогда прибегает рядовой с обалделым лицом и говорит: «Ваше благородие, идите». Поручик Р. пошёл и вдруг видит на небе Божью Матерь с младенцем Иисусом Христом на руках, а одной рукой указывает на Запад. Все нижние чины стоят на коленях и молятся. Он долго смотрел на видение. Потом это видение изменилось в большой крест и скрылось…”. После этого разыгралось большое сражение под Августовом, ознаменовавшееся победой. Поэтому это явление Божией Матери получило название «Знамение Августовской победы», или «Августово явление».

О чудесном явлении Царицы Небесной без промедления доложили императору Николаю II. По его указанию были отпечатаны армейские листовки, на которых изображалось явление Божией Матери с кратким поясняющим текстом о случившемся. Для увековечивания памяти о Её чудесном явлении по благословению митрополита Московского Макария (Невского) были написаны иконы Божией Матери.

Конечно же, Августовская икона была не единственной в доме Жихаревых, но поклоны Наталья била чаще всего именно перед ней. Молитвы, как правило, читала громко, отчетливо, отчего и детвора их сызмальства знала наизусть. Особые ее молитвы, щедро сдобренные горючими слезами, довелось принимать Богородице в лихую военную годину, когда Наталья проводила мужа на фронт. К счастью, за всю войну его даже не ранило ни разу, хотя за смелость отмечен был медалями.

После войны жизнь помаленьку налаживалась, прибывала и семья у Натальи с Василием. Старшие, довоенные еще дети, уже школу заканчивали, а младшие в пеленках посапывали – всего же Бог послал им семерых сынов да дочерей. Имена своим чадам давали строго по святцам – потому и получилось двое детишек с одним именем: сын Александр и дочка Александра. Вот уже и меньшие Жихаревы в школу пошли, а достатка в семье так и не было – одни ботинки, один портфель на троих и сон вповалку на широкой печке.

– Бывало, кто-то и смеялся над нашей бедностью, – вспоминает Ирина Миртова, – но у мамочки всегда находились слова, чтобы утешить нас и согреть. Вообще она очень много с нами разговаривала, вместо сказок на ночь – обязательно какая-нибудь история из жизни, и всегда из ее рассказов получалось, что добро должно победить, что всякий плохой поступок обязательно к тебе вернется, и ты будешь наказан за него во сто крат сильнее.

Все дети благополучно выросли, обзавелись семьями, и особых причин жаловаться на жизнь у них нет. Самое главное – они дружны между собой, незлобивы и по отношению к другим людям. Все – люди верующие. Натальи ровно 20 лет, как нет с ними, но каждый год все семеро со своими семьями собираются на могиле мамочки – так ласково они говорят о ней по сей день. Доживала Наталья Прокофьевна свой век с одной из дочерей, всех до единого внуков вынянчила, правнуков дождалась.

После того как не стало Натальи Прокофьевны, спасенная ею Августовская икона оказалась в Ставрополе, в семье Миртовых. Ирина, часто бывая в городском храме, как-то рассказала о реликвии одному священнику. Он посоветовал возвратить икону в храм, где та и была изначально.

Подруга отговаривала: «И не жалко тебе отдавать, ведь за 200 километров не наездишься на нее посмотреть». А Ирина оклад новый заказала, помолилась на прощанье, да и отвезла икону в Дивное. Какое-то время она хранилась в алтаре. Потом отец Георгий, как положено, специальную службу справил, и заняла Августовская икона Богородицы почетное место – напротив алтаря, рядом со святителем Иоанном Златоустом и апостолом Павлом. Золоченый оклад придает ей особый вид, и только внимательно присмотревшись, можно заметить несколько вмятин – то отпечатались на ней нелучшие страницы истории нашей страны – семь с лишним десятилетий назад.

И еще. Уж не знаю, можно ли считать случайным это счастливое совпадение, но едва ли не в тот же день, когда Ирина подошла со своей просьбой к отцу Георгию, Священный Синод в Москве принял решение внести в официальный месяцеслов празднование в честь Августовской иконы Божией Матери…

Апанасенковский район