Удивительное дело: чем дальше уходит неумолимое время от эпохи великого английского драматурга, тем более востребованным становится Шекспир. Нынче даже в Ставрополе прямо-таки год Шекспира выдался. Не успели мы надивиться и нарадоваться замечательному первому опыту постановки мюзикла по «Ромео и Джульетте», осуществленному талантливым студенческим коллективом Ставропольского госуниверситета, как уже новое удивление приготовил нам муниципальный камерный театр Галины Близно, заинтриговав самим названием своей работы – «Страсти по Уильяму нашему Шекспиру...».
Спектакль «Страсти по Уильяму нашему Шекспиру...» в муниципальном камерном театре Галины Близно

Спектакль «Страсти по Уильяму нашему Шекспиру...» в муниципальном камерном театре Галины Близно

© Фото: Александр ЦВИГУН

Спектакль «Страсти по Уильяму нашему Шекспиру...» в муниципальном камерном театре Галины Близно

Спектакль «Страсти по Уильяму нашему Шекспиру...» в муниципальном камерном театре Галины Близно

© Фото: Александр ЦВИГУН

Спектакль «Страсти по Уильяму нашему Шекспиру...» в муниципальном камерном театре Галины Близно

Спектакль «Страсти по Уильяму нашему Шекспиру...» в муниципальном камерном театре Галины Близно

© Фото: Александр ЦВИГУН

И вновь «Ромео и Джульетта», впрочем, как основа, на незыблемом классическом фундаменте которой нам предлагается сопоставить степень искренности и глубины человеческих чувств.

Выступающая, по своему обыкновению, в нескольких ипостасях – и инсценировщик, и режиссер, и актриса, и педагог – Галина Близно рассказывает:

– Мы ставили перед собой задачу сравнить культуру нынешнюю и, скажем так, культуру вечную. А что, как не «Ромео и Джульетта», может служить лучшим образчиком вечного? В нем есть все – любовь и ненависть, дружба и вражда, верность и предательство. Наш спектакль рассчитан прежде всего на молодежную аудиторию, и хотелось бы большему числу ставропольских ребят и девчат его показать. Мне кажется, здесь им будет над чем подумать...

Дух своего времени внесла Галина Близно в подчеркнуто-ироничное название инсценировки – «Страсти по Уильяму нашему Шекспиру» (можно догадаться, что восходит оно к памятному изречению героя славной кинокомедии «Берегись автомобиля»). Несомненно удачно звучит это очень нынешнее прочтение знаменитого шекспировского кипения страстей. За снисходительным «панибратством» кроется, в общем-то, понятная нравственная... растерянность циничного нового века, которому ой как далеко до той искренности чувств. Человечество, «постаревшее» со времен Шекспира, утратившее много хорошего, доброго, чистого, не в силах, однако, закрывать глаза на собственное «детство».

Удачей отмечен и выбор исполнителей главных ролей – актеров Елены Глинской и Георгия Серебрянского. Для обоих работа в камерном театре стала значительным шагом на персональном творческом пути. И – шансом, которого им пока, увы, так и не дала большая драматическая сцена. Каждый из них выступает сразу в двух образах – шекспировских и современных. Причем времени на переход от одного к другому не дается ни секунды. Спектакль движется динамично, погружая зрителя почти что в прямо противоположные (когда вдруг Джульетта начинает говорить по мобильному телефону!) и уже одним этим более «острые» ощущения. Следует признать: особенно глубокую душевную интонацию вносит в него Елена, которую мы ранее просто не видели такой. Актриса проявила высочайший профессионализм и неподдельную органику, на протяжении практически всего действа все взгляды прикованы к ней, она удерживает это внимание до самого финала, наполняя столь знакомый шекспировский текст собственными оттенками, в выбранном ею и режиссером достаточно жестком ритме. Кстати, отдельное наслаждение спектакля – отлично звучащий текст, не подвластный «ржавчине» столетий. Спасибо актерам за такое понимание «нашего Шекспира»...

Несколько необычной, но – находкой для театра стало привлечение к этой работе известного в крае деятеля культуры Владимира Курчева, человека с большим жизненным и творческим опытом. Сам факт его – не актера – выхода на сцену уже по-хорошему занимателен, но и представленная им трактовка образа отца Лоренцо вносит в спектакль свои интересные штрихи. Спокойно-рассудительный священник здесь – именно отец, не по сану, а по всем своим действиям и словам. Нежно и одновременно строго опекает он влюбленных (люби умеренней!), пытаясь уберечь от... самих себя, уберечь любовь от безоглядно-порывистой «страсти». При этом возникло ощущение, что работа эта явно доставляет Владимиру Исмаиловичу новое для него творческое удовольствие.

Посмотрев предпремьерный показ спектакля, актер театра драмы им. М. Ю. Лермонтова, заслуженный артист России Владимир Аллахвердов не скрывал восхищения:

– Должен признаться, идя на спектакль, думал: чем еще может удивить нас Галина Андреевна? Особенно после ее такого необычного «Гамлета». Казалось, больше уже удивить невозможно. Тем более, что «Ромео и Джельетта» и так достаточно эксплуатировалась во всех жанрах искусства – и в театре, и на телевидении, и в кино. Каким только мы не видели это произведение, и что там еще можно придумать после стольких вариантов и стольких нюансов? Здесь найден очень интересный ход – контраст взаимоотношений современных ребят-исполнителей и героев классики. Очень рад за артистов. Лену я вообще впервые увидел в таком качестве, в каком у нас в театре драмы она не использовалась, и это большое упущение! Какой драматический дар, какие чистые слезы на глазах, какой богатый на интонации голос... Несмотря на бешеный темпоритм, каждое слово звучит без запинки, четко и проникновенно одновременно. Ребята делают это эмоционально, наполненно, и, глядя на сцену, которая в двух шагах от зрителя, – им веришь! Все мы знаем шекспировский текст от «а» до «я», а смотрим не отрываясь... Считаю, надо сделать все, чтобы это очень достойное, необычное, эмоционально концентрированное зрелище стало доступно широкой публике.

– Я не могла без слез смотреть спектакль, – взволнованно поддержала коллегу актриса Людмила Ковалец. – Леночка меня просто потрясла! Сейчас так мало увидишь проявления настоящих, искренних чувств на сцене, в кино, в жизни вообще. Сегодня всюду возобладала жесткая манера. А здесь все так трогательно и сильно, все – изнутри, от сердца. И высокотехнично, профессионально, актерски, и вместе – очень тонко, деликатно. Поразил своей органикой и Владимир Курчев, представивший такого мудрого Лоренцо.

Чем хорош камерный, малый зал – здесь нельзя сфальшивить (если бы проявилась на сцене хоть толика фальши, наверняка части немногочисленной публики захотелось бы поскорее уйти). Все видевшие спектакль сошлись во мнении: он будет иметь успешную сценическую жизнь. Хотя именно сейчас для камерного театра Г. Близно это весьма проблематично. Обитающий на птичьих правах в небольшой комнате на первом этаже городского Дворца культуры и спорта, театр фактически не имеет собственной приличной крыши, хотя за более чем десять лет существования не раз доказал творческую самодостаточность и признание публики. Здесь, в этой комнате, они и репетируют, и хранят кое-какое звуковое оборудование и скромные свои декорации. Удивительно, что в таком огромном Дворце городскому муниципальному камерному театру никак не встретиться со своим зрителем. Якобы негде. Хотя ведь был, помнится, прекрасный малый зал, теперь там, говорят, кино крутят. А могли бы и поделиться хотя бы одним вечером в неделю, не правда ли?

Увидеть постановки Близно пока что можно чаще всего в гостеприимном помещении краевого Литературного центра, куда собирается наша творческая интеллигенция. За возможность хотя бы такого выхода к зрителю артисты, конечно, признательны Литцентру, но мечта о своем доме живет неугасимо. Да и не такое уж это сверхнесбыточное желание, согласитесь. У театра, пусть даже именуемого камерным, должен быть свой – да, небольшой, но постоянный, качественно оборудованный зал! Куда могла бы приходить своя публика, а она есть. Возможно, пригодился бы театру и опыт другого муниципального коллектива – камерного оркестра «Кантабиле», имеющего свой день общения со зрителем: ставропольцы уже давно привыкли, что каждый четверг могут услышать любимых музыкантов в органном зале детской музыкальной школы №1. Многие горожане-меломаны ждут очередного такого четверга с нетерпением. Хорошая традиция, коей достоин и театр Близно. Произошедшая недавно смена руководства концертно-творческого объединения «Аккорд», составной частью которого театр является (наряду с муниципальным духовым оркестром, эстрадными трио и студией), привнесла некоторые надежды на улучшение «жилищных условий».

Конечно, это заботит Галину Близно, ведь каждому творческому человеку хочется, чтобы его труд видели и ценили. Но после просмотра мы говорили больше о спектакле. Галина не скрывала чувства удовлетворения:

– Мне приятно уже одно то, что два хороших драматических актера – и Лена Глинская, и Жора Серебрянский – через эту работу вышли на новый для них творческий уровень, такой, какого они не имели в театре драмы. Мы это сделали вместе, трудились не считаясь со временем. Ребята молодцы. Может быть, главное назначение камерного театра – открывать вот так заново известных актеров? Хотя, конечно, мы старались наполнить спектакль и собственными размышлениями о жизни, об истинной культуре и вырождающемся масскульте. И очень рассчитываем, что все это будет доступно зрителю.

При том что последние несколько лет камерный театр довольно бесцеремонно переселяли из одного помещения Дворца в другое (спасибо, что совсем не вытолкали на улицу), и это, естественно, не прибавляло вдохновения, Галина смотрит на жизнь с присущим ей оптимизмом творчески одержимого человека: всегда в самый критический момент находился кто-то и приходил на помощь. Потому не надо думать о грустном, надо верить, что искусство победит. Кто-то скажет – наивняк! А попробуйте-ка этим жить годы и годы...

*****

Тем и хороша, и вечно молода старая добрая классика, что каждый новый режиссер, берущийся за постановку, при непременном бережном, уважительном отношении к авторскому материалу имеет едва не безграничные возможности трактовок образов, событий, конфликтов. А уж Уильям наш Шекспир в этом плане вообще не имеет себе равных. Он ведь еще когда-а так здорово изобразил, извините, «ужастик» со сценой в фамильном склепе Капулетти – куда там нынешним заштампованным продуктам Голливуда... Их творцы, пожалуй, и у Шекспира лишь это смогут вычитать. Но, на наше зрительское счастье, не переводятся отчаянные смельчаки-постановщики, открывающие нам вновь и вновь мир чистых, сокровенных чувств.

Наталья БЫКОВА