Вчера российские девятиклассники, в том числе 27 тысяч ставропольских, сдали тестовый экзамен по математике.
По структуре он близок к Единому госэкзамену, хотя, говорят в краевом минобразе, называть его так нельзя.
ЕГЭ в Ставрополе

ЕГЭ в Ставрополе

© Фото: Александр ЦВИГУН

А на прошлой неделе «настоящий» ЕГЭ по русскому языку прошел у выпускников-одиннадцатиклассников. Предшествовала ему, как и в прошлом году, довольно бурная антиреклама в электронных СМИ, и особенно в Итернете. Чуть ли не главный аргумент против звучал так: ЕГЭ – слишком большой стресс для детей и подрывает их здоровье. Однако, насколько можно судить по сводкам из территорий края, в обморок выпускники не падали. А если говорить о личных впечатлениях, то в лицее № 14 краевого центра, где мы перед началом ЕГЭ снимали фоторепортаж, дети вели себя, как обычно во время экзаменов, – были сосредоточены, но не больше. Почему-то подумалось: а когда мы пару-тройку десятилетий назад приезжали в чужой город сдавать вступительные экзамены, в одиночку, без родителей (вначале еще нужно было получить место в общежитии или снять угол у какой-нибудь бабушки, и никаких коммерческих наборов не существовало, борьба шла за каждую половинку пропускного балла!) – нам, что, в смысле стресса было легче? А когда я на советской Украине сдавала 11 (одиннадцать!) выпускных экзаменов за курс средней школы?..

Нет, аргумент насчет детского здоровья, сдается, не проходит. И вообще, по моим уже двухлетним наблюдениям, в стрессе от ЕГЭ, скорее, пребывают взрослые. Например, неделю назад видела в полуобморочном состоянии одну небедную маму, которая обнаружила, что деньги ее ребенку не помогут: система сдачи, проверки ЕГЭ, выставления баллов сложна, центр тестирования, где проверяют основную часть работы, в Москве, до человека, который имеет влияние на всю цепочку, добраться практически невозможно. По ее словам, она обратилась к нескольким лицам, спросила: как?.. Ей ответили: никак! И я этому рада. Может, младшему своему отпрыску эта дама возьмет (на те же деньги) репетиторов, чтобы в голове у него что-то осело? Или просто сама поймет и сыну объяснит: на уроках нужно учиться, знания – это ценность. Ибо существует сегодня такая категория родителей, которая ходит по школе с одним вопросом: кому заплатить? Что, согласитесь, гораздо проще, чем с начальных классов следить за учебой ребенка, помогать ему, требовать.

А еще я рада за русский язык. Экзаменационные тесты, как их ни ругают за несовершенство, все же рассчитаны на определенный уровень грамотности. Которая, увы, у современных школьников падает год от года. До того дошло, что студенты Литературного института имени Горького – элита языковая! – как огорченно рассказывал недавно один известный драматург, руководитель творческой мастерской, пьесы сочиняют талантливые, а слово «окно» пишут с безударной «а». Рассуждения же, что тестирование – процесс нетворческий, меня просто, извините, смешат. А выпускные сочинения, десятилетиями и поголовно списываемые со шпаргалок, – это, что, было творчество?

Кто вызывает у меня в данной ситуации наибольшее сочувствие – так это школьные учителя. Те из них, кто добросовестно делает свое дело, но за всю систему российского образования отвечать не может. За многолетнее реформирование, за перегруженные школьные программы, за псевдоинновации (на уроке русского языка, в частности, детям побольше писать под диктовку нужно, а не компьютерные «фишки» разглядывать). Да и за весь падающий культурный уровень общества школа в одиночку отвечать, на мой взгляд, не должна.

Думается: если ЕГЭ может показать нам реальное качество знаний учащихся, то следует эту реальность принять, сделать выводы и разработать систему «работы над ошибками». Но для этого нужно, чтобы учителя чувствовали себя спокойно. А они боятся, что по результатам новой формы экзаменов, если те окажутся не высоки, их будут наказывать, есть слухи, что понизят категорию... Грядет реформирование системы оплаты педагогического труда, к которому результаты Единого госэкзамена имеют непосредственное отношение.

Как тут в очередной раз не вспомнить: хотели как лучше...

Лариса ПРАЙСМАН