Трудно представить более далекие друг от друга учреждения, чем музей и министерство. Тем не менее с недавних пор в Ставрополе это сочетание стало реальностью, хотя, признаюсь, все-таки весьма экзотичной. В Министерстве финансов края появился собственный музей истории финансового дела на Ставрополье. Он стал результатом творческого содружества ведомства со Ставропольским государственным историко-культурным музеем-заповедником им. Г. Прозрителева и Г. Праве. А две милые женщины, олицетворяющие это содружество, – заместитель директора музея по внешним связям, развитию и экспозиционно-выставочной деятельности Алла Акопьян и ветеран финансового дела Валентина Корнилова вообще по-человечески накрепко подружились. Плоды их совместных трудов впечатляют даже сдержанных экономистов и бухгалтеров, приходящих сюда на экскурсии.
Алла Акопьян – заместитель директора музея по внешним связям, развитию и экспозиционно-выставочной деятельности и ветеран финансового дела Валентина Корнилова

Алла Акопьян – заместитель директора музея по внешним связям, развитию и экспозиционно-выставочной деятельности и ветеран финансового дела Валентина Корнилова

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Музей истории финансового дела в Министерстве финансов Ставропольского края

Музей истории финансового дела в Министерстве финансов Ставропольского края

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Музей истории финансового дела в Министерстве финансов Ставропольского края

Музей истории финансового дела в Министерстве финансов Ставропольского края

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Музей истории финансового дела в Министерстве финансов Ставропольского края

Музей истории финансового дела в Министерстве финансов Ставропольского края

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Первым делом невольно обращаешь взор на застекленные витрины, где представлены «в лицах» сценки из жизни финансовых работников разных исторических эпох. Вот сидящий за массивным столом вице-губернатор слушает доклад вызванных «на ковер» служащих Казенной палаты, на стене роскошно убранного кабинета – карта Ставропольской губернии 1823 года. Вот в приемной симпатичная машинистка стучит по клавишам пишущей машинки, а на противоположной стороне уже советский наркомфин в непременном полувоенном кителе задумчиво изучает поданные документы, в то время как притихшие подчиненные робко ждут реакции грозного шефа... Воплощая сюжетные замыслы Валентины Андреевны, замечательно реальными представила финансистов известный ставропольский мастер-кукольник, знаток этнографических костюмов Светлана Александрова. Причем ею изготовлены не только куклы, но и поразительно достоверные при всей своей миниатюрности мебель, подсвечники, пишущие машинки, чернильные приборы, старинные телефонные аппараты... Даже кукла-машинистка – в настоящих фельдеперсовых чулочках, а камзолы и мундиры пошиты из тех самых тканей, что были когда-то!

В другой витрине Валентина Андреевна предлагает целый набор предметов технического оснащения финансиста: счеты, явно истертые руками усердных счетоводов, арифмометр, вычислительно-клавишные машинки, непременные черные нарукавники, чернильницы, пресс-папье (сегодня уже мало кто знает, что это такая «промокашка»-валик для подсушивания написанного чернилами текста). Словом, самые настоящие раритеты. Как точно заметила Алла Акопьян, в Министерстве финансов знали, кому поручить формирование своего музея – энтузиазм и знания Валентины Корниловой тут нашли наилучшее применение. Сама же себя она скромно называет «хранителем» музея. Являясь одновременно и собирателем, и экскурсоводом, и учетчиком растущих фондов. О которых может рассказывать без устали часами.

Как вообще возникла идея этого необычного музея? Навеяна она юбилейной датой: в 2002 году исполнилось 200 лет российскому Минфину – со времени подписания 8 сентября 1808-го указа императора Александра l. В губерниях же действовали Казенные палаты. (Название точно отражает суть, ведь восходит к ключевому слову «казна», то есть всему государственному денежному достоянию.) В марте 1804 года создается Кавказская казенная палата в тогдашнем центре края – Георгиевске, спустя 18 лет она переезжает в Ставрополь, получивший статус губернской столицы.

– Поначалу Казенная палата располагалась в арендованных помещениях, поскольку в молодом губернском городе еще не хватало подходящих зданий, – рассказывает А. Акопьян. – Но уже тогда начинают появляться первые сейфы с особыми замками для хранения денег, поскольку палата выполняла и банковские, казначейские функции. Через нее шло денежное снабжение армии, чиновников, служащих, она же осуществляла сбор налогов, податей, соляные и винные откупы... Современный минфин – правопреемник Казенной палаты. Кстати, ее председатель считался вторым лицом в губернии и назывался вице-губернатором. В фондах нашего музея мы нашли интересные материалы по этой теме и с удовольствием поделились ими с новым музеем. В частности, одеть манекены в мундиры старых времен помогли сохранившиеся у нас иллюстрации. Кроме того, Валентина Андреевна немало поработала в архивах Москвы, куда специально выезжала в командировки.

Недаром говорят: всякое новое дело держится на энтузиастах. Валентина Корнилова, много лет проработавшая в финансовых учреждениях, в том числе 17 лет начальником отдела кадров краевого управления, знающая и профессию, и работающих в ней людей, собрала во многом уникальный материал. И не просто собрала, но сумела оформить, придать своему музею «лицо», а теперь продолжает активную работу в качестве экскурсовода. С гордостью показывает все новые интересные экспонаты. Например, эту старую фотографию, запечатлевшую коллектив сотрудников Ставропольской губернской казенной палаты, которую в 60-е годы ХIХ века возглавлял не кто иной, как Александр Никонович Лопатин, отец Германа Лопатина, знаменитого переводчика «Капитала». Он сидит третьим справа на снимке 1868 года.

– Кстати, снимок вдвойне исторический, поскольку это самая первая на Ставрополье фотография, – добавляет Алла Акопьян.

Старинный увесистый фолиант с вполне современным нам названием «Великая реформа» подарила музею москвичка Вера Радина. Уникальное издание 1911 года приурочено к 50-летию отмены крепостного права в России. В нем собраны статьи видных деятелей того времени, анализирующие реформу, в том числе и финансовую ее сторону. Вера Анатольевна случайно обнаружила семь томов «Реформы» в заброшенном сарае дачного участка! Другой экспонат долгих тридцать лет ждал своего часа в домашней кладовке самой Валентины Корниловой: самодельный письменный прибор, «спасенный» ею в командировке в далеком 1976 году в Апанасенковском райфинотделе (на снимке вверху). Там во время субботника едва не выкинули этот прибор, а ей он понравился своей непритязательной подлинностью, а уж когда выяснилось, что его своими руками выпилил из дерева в 1945-м только что вернувшийся с войны Дмитрий Трофимович Довгалюк, начальник райфинотдела, тут и вовсе стало ясно, что никак нельзя его на свалку...

Тяжкое время Великой Отечественной войны нашло отражение в разных материалах музея. На одном из стендов можно узнать о ставропольском финансисте, ставшем Героем Советского Союза, – Федоре Григорьевиче Буклове, после войны руководившем Кочубеевским финотделом. Да и в целом экспозицию, конечно, оживляют судьбы конкретных людей. От рядового инспектора до начальника финансового управления краевого исполкома, а потом администрации края прошагал Иван Миронович Лысенко. Его супруга передала в дар музею его личные вещи, в том числе самовар, стакан с подстаканником, телефонный справочник, телефон внутренней связи, записные книжки, электробритву, с которой он ездил в командировки, его знаменитый портфель, в котором возил бюджет края утверждать в Минфин СССР! Стоящие у стены массивные напольные часы – тоже из кабинета Ивана Мироновича.

Многое может узнать для себя молодой финансист, придя в музей. А именно молодые сотрудники чаще всего и забегают «на огонек». Нередко бывают слушателями Валентины Андреевны и приезжающие в Минфин ответственные работники районных муниципальных образований. Никого не оставит равнодушным и стенд, посвященный нашему времени: вот он, печальной памяти приватизационный чек, за который каждому из нас когда-то сулили аж по две «Волги», а рядом – образец его уничтоженного варианта в полиэтиленовом пакетике, много тогда потрудились банковские служащие, измельчая, как положено, сии «ценные бумаги»... Конечно же, чрезвычайно познавателен предметный материал по истории денег России: здесь собрано все – от первой екатерининской ассигнации 1769 года до знакомых монет выпуска 1997 года. А кто из нас видел, например, бумажные 50 копеек времен Первой мировой войны?

Глядя на все это разнообразие и богатство, подумала: а для чего нужны такие ведомственные музеи, ведь они обращены к достаточно узкому кругу лиц? Не лучше ли открыть зал в большом музее? Но мои собеседницы с этим категорически не согласны.

– Здесь хранится общая память коллектива, важная особенно для новых поколений, – говорит Алла Акопьян.

– Здесь молодые финансисты, начинающие свой путь, могут очень многому и хорошему научиться, – вторит ей Валентина Андреевна.

Сегодня в Ставрополе и крае число ведомственных «малых» музеев уже и подсчитать трудно. Свои «хранилища памяти» открывают учреждения и предприятия, вузы и школы. И профессиональные музейщики радуются такой полезной моде, способной сохранить для будущего немало важного. Поэтому с готовностью откликаются на просьбы помочь сформировать еще один новый музей, а потом постоянно опекать его, оказывать методическую помощь. Так, сбережение старины стараниями увлеченных людей превращается в серьезное общественное движение нашей единой исторической памяти. И это – вовсе не громкие слова.

Наталья БЫКОВА