В восьмидесятые годы прошлого века советский поэт-фронтовик Марк Соболь написал поэму о последнем живом участнике Великой Отечественной войны. Будто бы придет этот старый солдат 9 Мая в Александровский сад, на обычное место встречи ветеранов – и не увидит никого из боевых друзей. И даже: «Ни знака нигде, ни флажочка! А были же в прошлом году!..» Выйдет он на Красную площадь – а там только родившиеся после войны...
Начальник экспедиции ГУП «Наследие» Сергей Березин.

Начальник экспедиции ГУП «Наследие» Сергей Березин.

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Окопы, вскрытые археологами у подножия кургана в урочище Шефатово.

Окопы, вскрытые археологами у подножия кургана в урочище Шефатово.

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Тогда, лет 25 назад, это казалось нереальным. Но вот и самого поэта уже нет в живых, и все меньше рядом с нами его ровесников. Великая Отечественная уходит в историю. Не только в смысле исторического величия подвига нашего народа, спасшего Европу от фашизма, но и в самом прямом смысле – фронт и тыл «сороковых роковых» становятся предметом изучения историков, вплоть до археологов.

Читатель, возможно, удивится: а разве до сих пор ученые ту эпоху не изучали? Изучали. Но, как объяснил мне кандидат исторических наук, заместитель директора ГУП «Наследие» министерства культуры СК Арсений Лычагин, одно дело – исследовать событие по письменным источникам: документам, публикациям фронтовой печати, воспоминаниям очевидцев. И совсем другое – в поле, на раскопках, археологическими методами, с использованием жизненных реалий, свидетельств человеческого бытования. Именно так работает сейчас экспедиция «Наследия» в Курском районе, в окрестностях урочища Шефатово. По словам А. Лычагина, подобного – археологического – исследования событий Второй мировой войны еще не было не только на Ставрополье, но и в России. Как говорится, прецедент.

Другой вопрос, что раскопки на местах былых боев велись и ведутся поисковыми группами школьников и студентов. Их целью чаще всего являются идентификация и перезахоронение останков погибших советских воинов. Но, говорят археологи, хотя дело это и, безусловно, благородное, найденные поисковиками вещи порой теряются, историческая целостность захоронений нарушается. И очень печально, когда за дело берутся так называемые «черные копатели». Эти просто грабят могилы в поисках боевых отличий, другого, в их представлении, «ходового товара». В последнее время таковым все чаще становятся именные бирки немецких солдат, которых также немало полегло в наших краях. По ним «копатели» наловчились выходить на германских родственников погибших и продавать информацию…

«Наследие» в Курском районе занимается раскопками в местах прокладки будущего газопровода. Что большинство здешних курганов скрывают в себе древние исторические памятники, известно. Но вот когда методами аэрофотосъемки были выявлены идущие зигзагами траншеи, стало ясно, что это – окопы. Курганы содержат историю Второй мировой войны. Иногда эти пласты перемешиваются. Сергей Березин, начальник экспедиции ГУП «Наследие», показал нам древнюю курильницу (третье тысячелетие до нашей эры!). А нашли ее, вскрывая окопы и блиндажи сорок второго – сорок третьего годов прошлого века.

В урочище Шефатово, близ села Серноводского, археологи обнаружили немецкие позиции. Здесь, рассказал С. Березин, скорее всего, располагалась тыловая часть. Местное население еще помнит, как фашисты привозили сюда раненых, у подножия кургана стояла техника.

За два с половиной месяца раскопок археологи вскрыли шесть объектов: блиндажи, доты, складские и жилые помещения, кухня. Блиндажи обшиты досками, вглубь ведут каменные ступеньки. Печи в помещениях выложены листовым железом – похоже, немцы тащили сюда с ближайшего хутора все что могли.

Кстати, судя по всему, «киношные» фашисты – все со «шмайсерами» и стреляют от бедра – отчасти мифологизированы. Найденное археологами оружие – довольно старые винтовки маузеровской модели, разработанные еще в конце XIX века и, судя по существующим каталогам, изготовленные в Польше, Венгрии, Румынии.

Частей от этих винтовок, сильно коррозированных, обнаружили много. Нашли также многочисленные минные осколки, гильзы и патроны, тоже проржавевшие. И еще то, что называется бытовым мусором и всегда остается в местах человеческого житья, даже временного: пустой тюбик зубной пасты, банки из-под зеленого горошка, бутылки из-под пива, расческа…

Странно думать, что теперь это – просто следы жизни на войне. А под ними, в глубине – захоронения бронзового века, коих обнаружено уже числом пять. Достояние истории. И древняя курильница, и винтовочные гильзы станут экспонатами музейного фонда.

Все-таки вещи сами по себе не вызывают сильных эмоций.

… В стороне от этих мест, там, где зимой сорок второго – сорок третьего шли жестокие бои, старожилы указали участникам экспедиции позиции советских войск. Там были найдены останки четырех наших бойцов. Вчера их перезахоронили в могилу Неизвестного солдата в районе хутора Дыдымкин. Такие могилы здесь – в каждом селе. На церемонии присутствовали секретарь Совета по экономической и общественной безопасности СК Владимир Белоусов, глава администрации Курского района Сергей Логвинов, главы сельских администраций, ветераны, ученые ГУП «Наследие», духовенство, представители воинской части, местного казачества, школьники. Протоиерей Михаил Терюшов отслужил по погибшим панихиду. Состоялся небольшой митинг. Память солдат Великой Отечественной почтили воинским салютом.

И хотя прошло без малого 70 лет, люди во время этой скорбной церемонии смахивали слезы. Даже историки…

Лариса ПРАЙСМАН