Случившееся в этом году в Александровском самоубийство школьника потрясло многих, заставило задуматься и родителей, и учителей. С чем связаны подобные случаи, как уберечь от них детей? Об этом нашему корреспонденту рассказали педагоги-психологи краевого центра психолого-медико-социального сопровождения Екатерина Попова и Татьяна Ярцева. Самоубийства школьников

Правда ли, что детские самоубийства связаны с желанием показать взрослым, что они не оценили, не поняли ребенка, не проявили к нему достаточно любви и внимания?

– В том числе и с желанием наказать за это взрослый мир. Правда, нужно сказать, что, предпринимая суицидальные попытки, дети порой хотят просто продемонстрировать близким людям, чаще всего родителям, что им очень плохо, подать последний сигнал о помощи. Например, наглотаться таблеток – но не до смерти... Они не всегда до конца верят, что это может закончиться безвозвратно.

– В повести Льва Толстого «Детство» есть такая хрестоматийная сцена: одиннадцатилетний Николенька Иртеньев со сладостными слезами представляет себе, как он умрет и как все родные будут сожалеть об этом и о том, что мало его любили. Многим знакомое детское чувство обиды. Но ведь Николенька поплакал о себе, бедненьком, и побежал играть. Что же должно произойти, чтобы ребенок, подросток всерьез попытался реализовать такую свою фантазию?

– В отличие от толстовского юного героя, окруженного любящими родственниками, это, как правило, очень одинокий маленький человек. В семье чаще всего есть формальная забота о нем, он накормлен, одет, ему купили учебники и тетради, иногда – дорогой телефон, но внутреннее, психологическое его состояние не заботит родителей. В ситуации взросления, когда у подростка появляется много вопросов, тревог – например, он не понимает, как относиться к своему меняющемуся телу; или не может сам разобраться в конфликте с учителем; или страдает от того, что не получается стать значимым для одноклассников, – со всеми этими очень болезненными в его возрасте проблемами он остается один на один. От этого часто формируется ощущение отверженности, ненужности. Возникает мысль: меня никто не любит, значит, я плохой, я не достоин жить. Это очень опасно.

Знаете, есть такие семьи – годами живущие в кризисе. Формально семья существует, но каждый в ней сам по себе, родители не слышат и не видят ни друг друга, ни детей...

А бывает наоборот: сына или дочь постоянно контролируют, следят за каждым шагом, особенно в подростковом возрасте. Родителей пугает, что ребенок взрослеет, становится самостоятельной личностью. Что он может сам выбирать себе друзей, цели, объект любовной привязанности. Усиливается психологическое давление, против которого подросток начинает протестовать.

– Но ведь взрослые – тоже люди. У них действительно могут быть проблемы в семейной жизни. А уж как трудно с детьми в подростковом возрасте, знают все, у кого они есть! Что же посоветовать родителям?

– Разговаривать с детьми. И не только о событиях из их жизни, но и об их чувствах. Например, сложная для взрослых членов семьи ситуация развода для детей сложнее втрое. Ребенок не понимает, почему папа и мама не хотят жить вместе, как ему теперь к ним относиться, а главное – будут ли они теперь его любить. Часто у ребенка возникает фантазия, что он виноват в разводе – не слушался или плохо учился... Обо всем этом с детьми нужно говорить. Это помогает им даже в таком драматическом эпизоде семейной жизни ощущать себя любимыми и значимыми для самых близких людей, дает чувство самоценности, которое в любых обстоятельствах убережет от рокового шага.

– Это про семью. А что про школу? Не секрет ведь, что в последние годы в ней идут детско-учительские и учительско-родительские «войны»...

– Есть такой термин – «профессиональное выгорание». Учителя ему в немалой степени подвержены. Из года в год, десятилетиями, в одном и том же учреждении, в рамках почти одного и того же жесткого расписания... Это с одной стороны. А с другой – образование консервативно, это не плохо и не хорошо, это свойство данной сферы. И вдруг – такая лавина реформ, не всегда продуманных, не всегда полезных! Душевное состояние среднего учителя сейчас, к сожалению, далеко от спокойного и стабильного. Его материальное положение – тоже.

– Да, государство и общество, безусловно, должны этим озаботиться, если им нужны здоровые будущие поколения.

– Хочется еще сказать, что как педагогам, так и родителям не хватает психологической культуры, психологических знаний. Не все к тому же мы можем осознать сами. Есть специалисты – психологи, психотерапевты, к которым можно обратиться в сложной ситуации...

К сведению

Некоторые признаки подросткового суицидального риска

Словесные: непосредственные заявления: «Я подумываю о самоубийстве», «Было бы лучше умереть», «Я не хочу больше жить»; косвенные высказывания: «Вам не придется больше обо мне беспокоиться», «Мне все надоело», «Они пожалеют, когда я уйду»; многозначительное прощание с другими людьми.

Поведенческие:

– злоупотребление алкоголем, наркотиками;

– отчаяние;

– повторное прослушивание грустной музыки и песен;

– самоизоляция от семьи и любимых людей;

– резкое снижение жизненной, социальной активности, вялость и апатия;

– приведение в порядок своих дел;

– несоблюдение правил личной гигиены и ухода за внешностью;

– стремление к рискованным действиям, например, безрассудное хождение по карнизам;

– суицидальные попытки в прошлом;

– чувство вины, упреки в свой адрес, ощущение бесполезности и низкая самооценка.

Лариса ПРАЙСМАН