В 1939 году в нашей стране особо заметным событием стало торжественное вручение в Кремле медалей «Золотая Звезда» первым Героям Советского Союза. Это звание, как известно, было учреждено в апреле 1934 года, а знак отличия – «Золотая Звезда» – в августе 1939-го. К концу 30-х годов у нас уже было 120 Героев, среди них были и наши земляки – Иван Бурмистров и Анатолий Ляпидевский. И тот, и другой, так уж получилось, оказались «первыми среди первых». Летчик Анатолий Ляпидевский получил Золотую Звезду под номером один, а моряку Ивану Бурмистрову такая награда была вручена первому среди морских офицеров (ему первому было присвоено и звание Героя Советского Союза).

Анатолий Васильевич принадлежит к плеяде тех замечательных людей прошлого века, которые своими подвигами изумили весь мир, стали легендами еще при жизни: Валерий Чкалов, которого, кстати, связывала с Ляпидевским большая личная дружба, Иван Папанин, Михаил Водопьянов, Георгий Байдуков, Отто Шмидт, Валентина Гризодубова, Марина Раскова…

В 1933 году, на новом, только что построенном советском пароходе «Челюскин» под руководством О. Шмидта была предпринята попытка за одну навигацию проплыть по Северному морскому пути из Мурманска во Владивосток. 13 февраля 1934 года из восточной Арктики пришло сообщение: «В 15 часов 30 минут в 155 милях от мыса Северного, в 144 милях от мыса Уэлен «Челюскин» затонул, раздавленный сжатием льдов». Более ста человек, в том числе десять женщин и двое детей, волею обстоятельств оказались на льду. За разыгравшейся эпопеей следила не только наша страна – весь мир. Во что бы то ни стало в тяжелейших арктических условиях нужно было добраться до людей и спасти их. Сделать это могла только авиация.

Анатолий Ляпидевский служил в то время на Чукотке, в летной экспедиции (сегодня эта служба могла бы называться подразделением МЧС). 14 февраля 25-летний командир экипажа «АНТ-4» получил приказ: отложить выполнение других заданий и приступить к поиску терпящих бедствие.

Как рассказывал он сам, труднейшим экзаменом стал даже вылет в ледовый лагерь Шмидта: «Мы готовились к этому броску (с мыса Дежнева) 29 раз. Вылетали, брали курс к льдине челюскинцев и каждый раз возвращались – стихия свирепствовала, мороз доходил до сорока градусов. 5 марта состоялся наш 30-й вылет на разведку. Шли на высоте 600 метров. Наблюдать за льдом было очень тяжело: во-первых, потому, что лед был в трещинах и от воды поднимался пар. А кроме того, возле разводьев все время наблюдались какие-то черные точки, которые с высоты вполне можно было принять за фигуры людей. А на самом деле это были туши моржей или тюленей».

Радио тогда на самолетах еще не было – «посоветоваться» было не с кем, летчикам приходилось полностью полагаться на свое мастерство и опыт. И ледовый лагерь в конце концов был обнаружен!

«Захожу на посадку раз, другой. Для большой, тяжелой машины площадка очень ограничена: примерно 400 на 150 метров. Промажу – ударюсь о льды, проскочу – свалюсь в воду. Сделал два круга и на минимальной скорости, почти «подвесив» самолет, сел на льдину. Когда подлетал, люди, завидев в воздухе самолет, начали целоваться. Кричали. А у меня в голове одна мысль: а как отсюда вылетать?».

Вылетел! Первую партию из 12 человек (всех женщин и детей) доставили на материк. Потом был еще один полет к льдине, во время которого самолет Ляпидевского потерпел аварию и совершил вынужденную посадку. Несколько дней о его судьбе ничего не было известно. То, что в невероятно трудных условиях Ляпидевский отремонтировал самолет и поднял его в воздух, тоже можно назвать одним словом – героизм!

По курсу, проложенному Ляпидевским, пошли другие самолеты. Ровно через два месяца операция по спасению челюскинцев была завершена.

…Кто-то из дотошных читателей обнаружит «неточность». Анатолий Васильевич назван нашим земляком. Так, значит, он ставрополец? Но ведь его малая родина, как известно, – кубанское село Белая Глина. Все правильно. Ляпидевский родился (к слову сказать, 10 (23) марта 1908 года в семье священника) именно в этом селе, основанном в 1820 году. А оно тогда входило в Медвеженский уезд – нынче Красногвардейский район Ставрополья. В состав Краснодарского края село Белая Глина окончательно перешло только в 1937-м. Так что можно смело считать: пусть и на бывшей, но все-таки на ставропольской земле родился легендарный летчик. Его и краснодарцы по праву считают своим, и мы.

В Белой Глине в 1990 году А. Ляпидевскому установлен памятник. А в Ставрополе совсем недавно его именем названа одна из новых улиц на Ташле, недалеко, кстати, от улицы И. Бурмистрова.

Да, то, что совершил первоклассный авиатор в далеком 1934 году, было, несомненно, подвигом. Но и до этого, и после ему приходилось попадать во многие сложнейшие, экстремальные ситуации и всегда успешно выходить из них. Довелось «поработать» и во время войны: в 1942-1943 годах он был заместителем командующего ВВС 19-й армии, начальником полевого ремонта 7-й воздушной армии. Послужной послевоенный список тоже не может не вызвать уважения: выдающийся пилот «взял высоту» заместителя министра авиационной промышленности СССР.

Кроме Золотой Звезды, он был награжден также двумя орденами Ленина, двумя – Красной Звезды, Трудового Красного Знамени, другими орденами и многочисленными медалями.

Не стало А. Ляпидевского 29 апреля 1983 года. Судьбе было так угодно: умер он последним из первых Героев.

…Анатолий Иванович Бурмистров, с которым у меня давние дружеские отношения, узнав, что я готовлю этот материал, заинтриговал:

– А знаешь ли ты, что у меня есть фотография летчика-героя, которая наверняка нигде не публиковалась, и его визитка?

Оказывается, в сентябре 1973 года Ляпидев-ский проходил курс лечения на бальнеологическом курорте «Трускавец». Будучи коммуникабельным человеком, с удовольствием общался с курортниками, не отказывал тем, кто хотел сфотографироваться с «самим Ляпидевским». Так вот и появился этот групповой снимок. А. Ляпидевский на фото – третий слева. Крайний справа – тоже наш земляк военный летчик Н. Деревянко, о чем свидетельствует собственноручная, так сказать, подпись на обороте фотоснимка, сделанная Анатолием Васильевичем: «Майору Деревянко Николаю Николаевичу. В память о совместном пребывании на курорте «Трускавец». Герой Советского Союза, генерал-майор-инженер авиации А. В. Ляпидевский – кавалер Золотой Звезды № 1. 15 сентября 1973 года». Видимо, подписав фото и испытывая особое расположение к летчику-офицеру, он тут же вручил ему и свою визитку.

Как попали они к А. Бурмистрову, который теперь бережно хранит их в своем архиве, это долгая история. Но жив ли сам Н. Деревянко (дай бог, чтобы он здравствовал!) и где он сейчас, – это не- известно. Может, со временем он откликнется, чтобы поделиться интересными впечатлениями от встреч с Героем? Тогда в нашем рассказе, возможно, появится продолжение.

Ставрополь.

Фото из личного архива А. Бурмистрова.