Прошло уже около года с того времени, когда на краевом уровне была наконец признана острота и масштабность проблемы обманутых дольщиков. Местные чиновники, долго отрицавшие вообще ее существование, в прошлом году неожиданно (в какой-то мере даже для самих себя) насчитали сразу несколько десятков проблемных объектов, большинство которых «имеет прописку» в краевом центре. Стройка

Примерно тогда же – после череды митингов, общественных акций и голодовок пострадавших соинвесторов – решением проблемы занялись и в других российских городах. Каков итог? В Нижнем Новгороде и Ульяновске жертвы мошенников не так давно получили квартиры. Продвигается дело в Москве. Областной закон о мерах по защите прав участников долевого строительства приняли самарцы... Но, как ни печально, Ставрополь наряду с Ростовом-на-Дону, Тверью, Владимиром по сию пору называют в числе городов, где дело по-прежнему буксует.

И вроде как проведена в крае определенная работа. Собран реестр пострадавших, на группы разделены объекты – недостроенные и не построенные вовсе, составлены планы мероприятий. Разработан и законопроект, который должен регламентировать порядок предоставления помощи обманутым дольщикам… В общем, на бумаге да на словах красиво. А на деле? Оно-то, как известно, в отличие от сказки, которая скоро сказывается, да не скоро делается.

«Ставрополка» историям облапошенных соинвесторов в свое время посвятила целый ряд публикаций. И простой опрос героев газетных материалов вопреки ожиданиям через год отнюдь не порадовал.

Помоги себе сам

К примеру, держу в руках так называемый план мероприятий «по оказанию содействия» несостоявшимся новоселам дома по улице 45-я параллель в краевом центре. Он так и не был достроен компанией «Маяк», с треском рухнувшей около двух лет назад.

Напомним, что ее генеральный директор и единственный учредитель Александр Серебряков проходит сразу по нескольким статьям УК РФ, в их числе – злоупотребление должностными полномочиями, самоуправство, мошенничество, присвоение и растрата денежных средств. Как следует из материалов дела, Серебряков почти три года успешно разыгрывал два традиционных «сценария». В частности, он параллельно заключал по три-четыре договора на одно помещение. Или другой вариант: дольщику вдруг сообщалось о повышении цены на возводимое жилье. И если тот отказывался доплачивать, так как подписанный ранее договор долевого строительства изначально содержал пункт о том, что стоимость объекта не подлежит изменению, сделка расторгалась Серебряковым в одностороннем порядке. Клиент, естественно, не извещался об этом, а позже совершенно случайно узнавал о том, что он уже не имеет к квартире, которую вроде как купил, никакого отношения. Обогатиться на довольно внушительную сумму за короткие сроки компании «помогло» как раз одно из условий договора – дольщик сразу полностью оплачивал будущее жилье.

Так вот, вернемся к упомянутому плану. В стройной таблице – лишь набор общих фраз типа «реконструировать инженерную инфраструктуру», «оформить правоустанавливающие документы на земельный участок» и т.д. По преимуществу – без указания срока исполнения. Но даже в тех графах, где значатся конкретные даты (причем в основном прошлогодние), плюсы тоже ставить рано. Пострадавшие снова разводят руками: мол, ни один пункт не исполнен.

– Спасение утопающих – дело рук самих утопающих, – говорит председатель ставропольского городского общества обманутых дольщиков и соинвесторов Михаил Остапов (он купил квартиру как раз в упомянутой многоэтажке по улице 45-я параллель). – Дом будем достраивать, однако сугубо за средства пострадавших, объединившихся в товарищество собственников жилья «Эдельвейс». Сумма взносов с каждого собственника зависит от метража купленной в доме квартиры. «Эдельвейс» решил собирать по пять тысяч рублей с метра.

К слову, аналогичным образом решили поступить дольщики целого ряда недостроенных домов в Ставрополе. Правда, и внутри образованных ТСЖ сейчас копятся новые противоречия, которые в одно прекрасное время могут также вылиться в судебные разбирательства и прокурорские проверки. Не всем активистам, вставшим во главе товариществ, доверяют остальные дольщики. То на одном, то на другом объекте вспыхивают внутренние скандалы: пострадавшие, наученные горьким опытом, перестают доверять уже и друг другу. То вдруг кажутся слишком большими взносы, то выискиваются погрешности в финансовой отчетности, то появляются слухи о новых затеваемых аферах…

– А власти просто время тянут, – продолжает М. Остапов. – То принялись данные для реестра собирать, хотя информация по каждому объекту в избытке имеется в правоохранительных органах. Обычный запрос избавил бы от всей волокиты. Теперь вдруг объявили, что каждый пострадавший должен принести ксерокопию паспорта. Это ж пока у всех соберут, еще с полгода пройдет... В итоге всю нагрузку переложили на те же ТСЖ.

У разбитого корыта

Между тем в Ставрополе есть и другие любопытные ситуации. К примеру, дом в краевом центре по адресу: улица Мастеровая, 34. Здесь, по-видимому, дольщикам и помощь не понадобится. Только одна квартира в нем сейчас принадлежит первоначальному собственнику. Остальные у дольщиков, как неудивительно, за короткий срок удалось отсудить… администрации Ставрополя.

Для начала обратимся к «занимательным» событиям десятилетней давности. В 1998 году Ленинский райсуд Ставрополя приговорил генерального директора НТИК (Научно-Технической инвестиционной компании) Сергея Скребцова к восьми годам лишения свободы в колонии общего режима с конфискацией имущества. Тогда это событие вызвало немалый резонанс. Как сообщалось в СМИ, следствию удалось доказать, что компания обещала вкладчикам до 600 процентов дохода. Примерно за полгода доверчивые ставропольчане принесли к подножию финансовой пирамиды несколько миллиардов рублей. Новостные ленты запестрели сенсацией – впервые в российской судебной практике осужден президент инвестиционной компании за мошенничество в крупных размерах. Как известно, в девяностых годах руководителям подобных пирамид так или иначе удавалось избежать судебного наказания.

Жаль, прислушались к этой новости тогда немногие. Осужденный Скребцов был освобожден через четыре года. Выйдя на свободу, он нашел другой, но не менее сомнительный способ быстрого заработка. А именно – занялся строительством домов, организовав в Ставрополе фирму «Трансспецстрой», а позже товарищество собственников жилья «ТСС-2001». Варианты, куда фирма активно предлагала ставропольчанам вкладывать деньги, казались клиентам очень заманчивыми. Их взору в основном представали почти достроенные компактные коттеджи в два-три этажа на несколько квартир. Не менее привлекательными были также цены и сроки сдачи домов в эксплуатацию.

– Нас также успокаивало то, что в этом небольшом уютном домишке по Мастеровой якобы была квартира самих родителей Скребцова, – рассказывает пострадавшая Анжелика Г. – По сути, в доме оставались лишь отделочные работы. Потом мы узнали, что на него вдруг наложили арест: оказалось, что соседи подали в суд. Скребцов сначала обещал, что все наладится и мы вот-вот въедем в свои квартиры, а потом и вовсе пропал. В общем, традиционная история...

А вот то, что последовало после, на этом фоне несколько удивляет. Дольщики дома по Мастеровой уже, видимо, безвозвратно потеряли не только деньги, но право собственности на недостроенные квартиры.

– Администрация Ставрополя, ссылаясь на ущемление своих прав, обратилась с требованием отменить судебные решения о признании квартир в собственность, – говорит Анжелика Г. – На данный момент мы остались единственными собственниками в этом доме. И пока продолжаем судиться. Остальные же люди оказались просто у разбитого корыта...

Сейчас уголовное дело, по которому проходит Скребцов, находится в Октябрьском райсуде Ставрополя. Он обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159 УК РФ (мошенничество). Как следует из материалов дела, фиктивность всех заключенных им договоров заключалась в том, что у фирм «ТСЖ-2001» и «Трансспецстрой», которыми он фактически руководил, отсутствовало какое-либо право на участки. Соответственно не было никакой проектно-сметной документации и разрешений на строительство. Полученные от доверчивых ставропольчан деньги Скребцов тратил в основном на приобретение новых земельных участков с недостроенными домами. Причем земля и недвижимость оформлялись на совершенно посторонних людей, которые к дольщикам и их кондовым договорам не имеют никакого отношения. По данным следствия, за четыре года – с 2002 по 2006 год – Скребцов похитил средства дольщиков на общую сумму более 17 с половиной миллионов рублей. Однако все его счета пусты. Потерпевшими признаны 56 человек.

***

В общем, подобных историй еще можно рассказать немало. К сожалению, итог практически у всех пока один. Точнее, нет его. Правда, у большинства дольщиков уже есть планы дальнейших действий. Это снова письма президенту, визиты в высокопоставленные кабинеты, суды...

– А не устали напрасно искать правду и канувшие в неизвестность деньги? – спрашиваю у Михаила Остапова.

Вопрос его несколько удивляет. Отвечает, что не устали – привыкли за несколько лет к невыполненным обещаниям. Годы мытарств по местным инстанциям, месяцы бесполезной переписки с федеральными и краевыми ведомствами еще не убили надежды.

Юлия ЮТКИНА