Через несколько дней прихожане главного храма Кавминвод – Свято-Никольского собора в Кисловодске – впервые смогут лицезреть под сводами алтарной части изображения Спасителя, Богородицы, апостолов, ангелов и святых

А пока я карабкаюсь по шатким лесенкам и мосткам на 25-метровую высоту, чтобы увидеть лики на расстоянии вытянутой руки и встретиться с их создателем – художником Николаем Вдовкиным.

Там, на высоте, единственный на Ставрополье и второй на всем Юге России академик Российской академии художеств Николай Вдовкин предстает в линялых джинсах и испачканном краской пуловере. В свои 59 лет он ловко передвигается по лабиринту дощатых мостиков и железных приставных лесенок, у которых вместо ступеней – тоненькие прутики арматуры. Никаких ограждений, никакой страховки – один неверный шаг, и… Да и просто по нескольку раз на день карабкаться на высоту семиэтажного дома и спускаться вниз – нагрузка еще та. Что же побудило художника с мировым именем взяться за столь сложную и физически тяжелую работу?

– Прежде всего долгие разговоры с настоятелем собора – отцом Иоанном Знаменским. Мы с ним давно знакомы и давно сотрудничаем, – отвечает на мой вопрос Николай Михайлович. – Было благословение с его стороны, чтобы именно наша артель расписала этот храм. Хотя бы его алтарную часть.

Николая Вдовкина и в нашей стране, и за рубежом знают как выдающегося эмальера. Мне доводилось бывать у него дома в селе Побегайловка Минераловодского района. Видел, какое чудо выходит из-под рук этого кудесника цветного стекла. Особенно удаются ему лики Богородицы. Николай Михайлович – человек светский, но уважительно относится к религии и обожает древнерусскую живопись. Поэтому мотивы Святого писания присутствуют во многих его работах. Эмали Н. Вдовкина украшают храм Покрова в Минеральных Водах, другие церкви и часовни. Да и здесь, в Свято-Никольском соборе, есть несколько его уникальных работ из цветного стекла. Но одно дело – эмали, витражи, думал я, а другое – роспись стен многометровыми фигурами.

Однако по-настоящему талантливый человек талантлив во всем. Вот и настенная храмовая роспись оказалась подвластна Николаю Михайловичу. Собственно, начинал-то Вдовкин-художник с оформления интерьера. Потом увлекся графикой, монументальным искусством. Между прочим, Вдовкин – автор 30-метровой стелы, установленной в Хабаровске. Что же касается настенной храмовой росписи, то…

– Я бы никогда не стал начинать со Свято-Никольского собора. Ведь Николай – это мой святой, – признается художник. – У нас уже есть опыт. В прошлом году этой же артелью художников мы расписывали маленький Преображенский храм в Бежицке – это в 120 километрах от Твери. Роспись в часовне возле Рокадовского завода по розливу минеральной воды – тоже наша работа.

И все-таки роспись Свято-Никольского храма – дело чрезвычайно сложное и ответственное. Тут тебе и масштабы – например, Спаситель смотрит на прихожан с 27-метровой высоты, и особая технология, поскольку при строительстве храма применялись современные материалы, монолитный железобетон, а потому обычная техника фресок здесь невозможна. Но прежде предстояло выбрать стиль изображения. За основу Н. Вдовкин взял роспись Владимирского собора в Киеве, выполненную В. Васнецовым. Но академическая живопись Николая Вдовкина не вдохновляет. Ему ближе древнерусское искусство с его обратной перспективой и пластикой уплощения.

– Я очень люблю Андрея Рублева, Даниила Черного, Феофана Грека, Дионисия, школу Симона Ушакова. Много копировал, изучал, считаю, что по живописи русская школа самая колористически состоятельная. И никакой Микеланджело – а я ездил в Италию, в Ватикан, и даже был знаком с Папой Иоанном Павлом II – не сравнится с русскими художниками. В колористическом плане А. Рублев на голову выше.

Вот этот стиль русской церковной живописи XV века и решили воплотить в росписи Свято-Никольского храма. Особенно долго искали оптимальный размер и обрамление изображения Богородицы. Так уж сложилось, что в православии центральное место занимает именно образ Матери Иисуса Христа. Достаточно сказать, что списков Спасителя в русском иконописном искусстве насчитывают всего четыре, а Богородицы – около 600! Искали и такую тональность росписи, чтобы она не забивала позолоту иконостаса и гармонировала с теми иконами, которые уже находятся в храме. И вот в марте нынешнего года в алтарной части Свято-Никольского собора выросли грандиозные строительные леса.

Воплощать замысел начали с того, что железобетонные стены в несколько слоев оклеили специальным ячеистым материалом. Его тщательно прошпаклевали, до белоснежного выбелили фон. И только после этого в дело вступили 12 художников артели Н. Вдовкина. У каждого своя специализация: один делает орнамент, другой – облачение, третий выписывает лики. Этим третьим, разумеется, был Вдовкин. Ведь если где-то неудачно изображена складка хитона, а лик безупречен, то икона состоится. Если же наоборот – увы…

Над ликами Христа, Богородицы, других главных персонажей росписи Н. Вдовкин работал в среднем по неделе. Зачастую в день по восемь-двенадцать часов кряду. Как признался Николай Михайлович, к концу смены глаза так болели, что он уже плохо видел. С второстепенными персонажами дело пошло быстрее.

Сегодня почти все уже готово, надо только где-то оттенить складку одежды, где-то усилить или приглушить цвет. И затем останется лишь техническая часть – покрыть изображение специальным лаком.

К концу недели артель Вдовкина снимет леса, установит перед алтарем золоченый парапет, а 18 декабря, на Никольские праздники, служба впервые пройдет у расписанной алтарной части.

Но у главного храма Кавминвод не расписаны еще три стены, «паруса» и купол. Вдовкину намекали – может, продолжите. Но он пока не решил. Этим летом Николая Михайловича избрали академиком Российской академии художеств, и надо соответствовать высокому званию. На будущий год у него запланировано шесть персональных выставок, в том числе в Академии художеств. На каждой должно быть не менее ста высококлассных работ. А ведь изготовить даже одну эмаль – дело весьма трудоемкое и долгое. К тому же Николай Михайлович намерен закончить и издать иллюстрированный учебник по эмальерному делу. Времени катастрофически не хватает.

Так что сейчас трудно сказать, кто продолжит роспись. Но в любом случае преемнику будет значительно проще, поскольку есть крепкая основа: главная – алтарная – часть храма расписана выдающимся мастером на высочайшем уровне.