О разгуле стихии в июне 2002 года до сих пор с содроганием вспоминают те жители края, которым довелось пережить немало страшных часов. Однако сказать, что для всех все закончилось благополучно и по прошествии времени все беды и проблемы жертв природного катаклизма разрешены, нельзя. Похоже, кое-кто, собрав щедрый «улов» в мутной воде наводнения, так и оставил «за бортом» тех, кому обязан был помочь.
Обманутые новоселы до сих пор живут в аварийных халупах.

Обманутые новоселы до сих пор живут в аварийных халупах.

© Фото: Александр ЦВИГУН

По прошествии 5 лет новый дом Галины ЧАПЛИЙ все еще не готов принять жильцов.

По прошествии 5 лет новый дом Галины ЧАПЛИЙ все еще не готов принять жильцов.

© Фото: Александр ЦВИГУН

Вместо особняка ЧП «Назаренко» «построило» фундамент.

Вместо особняка ЧП «Назаренко» «построило» фундамент.

© Фото: Александр ЦВИГУН

Ни кола, ни двора

В то лето в Надзорном было затоплено семь тысяч гектаров сельскохозяйственных угодий, полностью разрушены 326 строений: саманные и турлучные дома сносило разлившейся Кубанью за считанные минуты. В беде, однако, государство пострадавших не оставило. Всем помогли: выдали либо средства на ремонт жилья, либо деньги на приобретение домов и квартир на вторичном рынке, либо сертификаты на строительство нового крова над головой. Половина пострадавших из Надзорного, получив деньги, уехала. Решившие же остаться купили готовое жилье в селе. А восемь семей пожелали построить новые дома на месте разрушенных. Вот они-то до сих пор и живут как кочевники – им не повезло с подрядчиком: частное предприятие «Назаренко» из Ставрополя, хозяйкой которого является Лариса Назаренко, возведение восьми особнячков в Надзорном так и не осилило, хотя денежки с заказчиков получило.

– Это беда наша, – говорит глава администрации Надзорненского сельсовета Тамара Крашенинина. – Уже пять лет люди живут где придется. Дома должны были быть построены и сданы еще в октябре 2002 года. Но возвели лишь коробки зданий, дальше дело застопорилось. Лариса Назаренко причины разные называла: то денег нет, то подорожали стройматериалы, а потом и вовсе отвечать перестала. Мы тогда по инстанциям отправились, но ни от кого содействия не получили – везде только руками разводят: дескать, помочь ничем не можем...

Кое-кто из «восьмерки бедствующих», как, например, Тамара Кличева, подал на нерадивого строителя в суд. И выиграли: Фемида обязала Ларису Назаренко вернуть деньги людям. Но не тут-то было. До сих пор никто из истцов не получил от бизнес-леди ни копейки. В общем, пришлось обратиться в прокуратуру, чтобы привлечь подрядчика к уголовной ответственности. Остальные же, видя такой результат, и связываться с тяжбами не захотели – кпд-то нулевой.

– Наша старая хата совсем завалилась, – рассказывает тем временем Галина Чаплий, одна из тех, кто так и не дождался нового жилья. – Жить в ней стало невозможно, а обещанного нового дома тоже нет. Пришлось нам с мужем купить за копейки старенький домик у людей, что надумали уезжать из села. Там и живем. Надеяться нам больше не на кого.

Кстати, еще когда только начали возводить те самые коробки домов, выяснилось, что частное предприятие «Назаренко» какое-то «строительно неправильное». Ни рабочей силы, ни техники своей у него не было, все нанималось и арендовалось. Но по какой-то причине именно это ЧП было рекомендовано министерством ЖКХ края людям, пожелавшим возвести новые жилища. Кстати, министерство даже как бы выступило гарантом строительных обязательств ЧП «Назаренко».

О том, как же получилось, что тендер на постройку домов выиграло, «обскакав» многие солидные строительные фирмы с многолетней историей и безупречной репутацией, никому не известное ЧП, история умалчивает. Документы на конкурс тогда подали 36 организаций и один предприниматель без образования юридического лица (то самое ЧП «Назаренко»). Из них 25 организаций и это самое ЧП стали, согласно решению конкурсной комиссии, победителями. А то, что некоторые злые языки утверждают, что первоначально в конкурсе на застройку тех участков, которые потом «осваивала» Назаренко, победила одна известная строительная фирма, но через пару недель результаты «по указанию сверху» переиграли, это, видимо, досужие домыслы. Во всяком случае, ничего на эту тему в юридическом отделе МЖКХ, через которое, собственно, и проходят все документы об объявленных конкурсах, выяснить не удалось. На устный запрос редакции здесь пояснили, что ныне в юротделе работают люди, которые в далеком 2002 году никакого отношения к министерству не имели (это и понятно – каждый новый «строительный» министр, а с 2002 года он в крае уже третий, приводит свою команду). Посему «навскидку» прояснить ситуацию никто из юристов не может. А чтобы поднять архивы, нужно распоряжение министра. Так что, предложили газете, давайте письменный запрос...

Гораздо проще оказалось заглянуть на сайт Счетной палаты РФ (она в свое время осуществляла проверку на предмет целевого использования средств федерального бюджета и средств государственных внебюджетных фондов, выделенных для предоставления безвозмездных субсидий гражданам на восстановление, строительство и приобретение жилья взамен разрушенного) и узнать, что: «В ходе проверки установлено, что в нарушение положений п. 4.1. Порядка проведения по упрощенной схеме конкурса на строительство жилья взамен разрушенного на территории Южного федерального округа, пострадавшего от паводка в июне 2002 года... в состав комиссии по конкурсному отбору поставщиков в Ставропольском крае не включены представители МВД России, ФСБ России, КРУ Минфина России, МЧС России или их территориальных органов, а также Госстроя России».

Почему эти далеко не последние по значимости и авторитету российские ведомства, которые могли бы тщательнее подойти к вопросу отбора претендентов, не пригласили в состав конкурсной комиссии? Догадки есть, но их, как говорят, к делу не пришьешь. Так что в этом вопросе пусть разбираются компетентные органы.

А вот то, что «бизнес-вумен от строительства» умудрилась получить не только деньги на постройку домов от физических лиц, но еще и солидный аванс от МЖКХ в почти 14 миллионов рублей (его она должна была вернуть как раз из тех денег, что перечислят ей непосредственные заказчики строительства) на возведение ряда объектов в пострадавшем районе – это факт. Как является фактом и то, что и эти деньги почти полностью «растворились» в мутной воде наводнения – Назаренко вернула лишь два миллиона с небольшим. И нынешнее руководство министерства тщетно пытается взыскать «остаток» с протеже собственной конторы образца 2002 года. Арбитражный суд своим решением обязал предпринимательницу вернуть все до копейки, но сделать этого, увы, пока не удается – Лариса Рустемовна, к сегодняшнему дню успевшая поменять фамилию на Мурзину, упорно укрывается от выполнения обязательств, ее «явок и паролей» не может установить даже служба судебных приставов.

Между прочим, есть в этой истории еще одна группа пострадавших – строители, которых Назаренко подрядила возводить 34 дома: 26 в Тоннельном и восемь в Надзорном. Они заявляют, что им недоплачено около 160 тысяч рублей заработной платы. Кроме того, околпаченными оказались и некоторые поставщики стройматериалов: кирпич, щебенку и прочее у них взяли, а заплатить не удосужились. И строители, и МЖКХ уже обратились в прокуратуру с просьбой возбудить против «верткой» дамы уголовное дело и наконец-то заставить ее ответить за все «чудеса».

Визит дамы

Нет, честное слово, только в нашей «стране чудес» возможно, чтобы человек, подозреваемый в том, что он причастен к махинациям с казенными деньгами (ведь и аванс МЖКХ, и денежки «подтопленцев» не что иное, как бюджетные суммы), чувствовал себя столь вольготно. Ведь сказать, что Лариса Мурзина (Назаренко) плотно «залегла на дно», нельзя: на днях, по словам очевидцев, она нанесла визит в Надзорное и Тоннельный (там Назаренко также «задолжала» около двух десятков домов). Посетив те семьи, которые по ее вине так и не имеют крыши над головой, она требовала с людей… доплату за постройку жилья!

– Дело в том, что наши «подтопленцы» перечислили Назаренко не всю сумму субсидий, а по 95 процентов, – говорит Тамара Крашенинина, – оставшиеся пять должны были, по условиям договора, передать Назаренко только после того, как дома будут сданы в эксплуатацию. Вот эти остатки она и требовала отдать: кому сулила, что только в этом случае сможет «довести до ума» недостройки, кому грозила, что дескать она – помощник о-о-очень большого начальника и поэтому с ней лучше дружить, иначе неприятности гарантированы. Я же людям строго-настрого наказала ни копейки не давать, а обращаться в компетентные органы.

Похоже, что оборотистой бизнес-леди сам черт не брат. Пять (!) лет ни одно силовое ведомство, ни одна госструктура не смогли спросить с нее по всей строгости закона за то, что десятки людей по сей день не могут оправиться от последствий паводка-2002. Сообщить читателям, что думает по этому поводу сама Назаренко-Мурзина, весьма затруднительно. Телефоны фирмы, которые указаны в документах, упорно не отвечают. По ее последнему известному адресу проживания в некоем садоводческом товариществе застать хозяйку так и не удалось.

Юлия ФИЛЬ