Член Совета Федерации ФС РФ Анатолий КОРОБЕЙНИКОВ отвечает на вопросы журналиста Ивана ЗУБЕНКО. Анатолий КОРОБЕЙНИКОВ

– Анатолий Антонович, судя по отчету о вашей работе в Совете Федерации, который вы представили губернатору А. Черногорову и Госдуме края, ваша деятельность была наполнена непростыми заботами. В частности, ваше предложение о внесении изменений в статью 51 Закона РФ «Об образовании» получило отрицательное заключение правительства РФ. Какие же аргументы против?

– Против сути самого закона у правительства возражений нет. Речь идет о затратности на его исполнение (29 миллиардов рублей в год). Правительство считает, что это дорого. А ведь речь идет об обследовании здоровья всех школьников страны. Я уже не раз говорил, что дети России становятся все более больными. За последние годы в стране не выявлено ни одного абсолютно здорового одиннадцатиклассника. Поэтому любые затраты необходимо нести в первую очередь во имя спасения будущего нашей страны – молодежи. Кстати замечу, что стоимость зарубежных футболистов, играющих в российских командах, дороже. Вот вам и понимание приоритетов у нашего правительства! Думаю, что это идет и от неосознания масштабов российских бед.

– Получается парадокс. Европейские парламентарии лучше понимают вашу позицию по воспитанию молодежи, в том числе в России, чем наши доморощенные чиновники?

– Да, в Европе мне все же удалось доказать важность взаимозависимости образования и здоровья учащихся и необходимость принятия мер по ее учету. Комитет министров Совета Европы принял решение по моим рекомендациям: провести научные исследования взаимосвязи образования и здоровья. Я готовлюсь к участию в этих исследованиях. По их итогам может быть издано учебное пособие для всех учителей Европы – книга о том, как учить детей, чтобы не навредить их здоровью.

– Вы довольно активно продвигаете свою концепцию в закон «О концессионных соглашениях»...

– Принятый год назад закон «О концессионных соглашениях» как следует не работает. Почему? Наши олигархи получили лицензии по разработке природных ресурсов на десятки лет. Этот закон им не нужен. А иностранные концессионеры к нам не идут потому, что они к сфере природных богатств не допущены. Я разработал ФЗ «О внесении изменений и дополнений в закон о концессиях» и передал его на экспертизу в федеральное министерство экономического развития и торговли. В этом министерстве уже начинают понимать необходимость иностранных концессий. Все чаще о них стали говорить В. Путин и М. Фрадков. Этот принцип хозяйствования в России все равно пробьет себе дорогу.

У нас боятся иностранцев. Проект «Сахалин» показал, что не напрасно боятся. Но дело не в зарубежных наглых «хватах», а и в нашей продажности, в нашем равнодушии к тому, что законы российские иностранцами нарушаются. А ведь давно уже необходим зоркий государственный глаз за работой зарубежных и наших горе-освоителей российских национальных богатств.

– Внешняя политика России неоднозначно оценивается экспертами. Ваш проект закона «О координации деятельности законодательных и исполнительных органов госвласти» опять муссируется?

– Работа над этим законом приобрела совсем другое направление. Поскольку Коллегия по внешней политике при президенте страны, предусматриваемая данным законом, входит в противоречие с существующей Конституцией РФ, то все функции ее я перенес в проект другого закона – «О Совете безопасности». Его до сих пор нет, хотя он предусмотрен все той же российской Конституцией.

Так называемые заседания Совета безопасности, которые мы видим и слышим по телевидению, проходящие по субботам у В. Путина, – это не то, что требуют национальные интересы России. Такие сходки похожи на упрощенные планерки в президентском кабинете, не решающие глобальных, перспективных задач страны. Так вот, в проекте ФЗ «О Совбезе» я ввел Коллегии по внутренней и по внешней политике. И в последнюю заложил все свои идеи, ранее разработанные мной в законе «О координации деятельности законодательных и исполнительных органов госвласти РФ в сфере внешней политики». Проект этого закона послан на экспертизу в соответствующие законодательные структуры. После этого он будет вынесен на парламентские слушания в Совете Федерации. Знаю, что встречу много официальных барьеров, ибо нынешнюю власть устраивает то, как беззубо и мелковато работает так называемый Совет безопасности России.

– Анатолий Антонович! Вы много времени и усилий тратите на переписку с чиновниками федерального уровня. Какова эффективность эпистолярного жанра?

– Многие члены Совета Федерации уже и не пишут писем правительству РФ, так как большинство ответов отрицательные, одним словом – отписки. Но никуда не деться от того, что многие насущные проблемы регионов и отдельных граждан могут быть решены только в министерствах и ведомствах. И поэтому я пишу и пишу непрерывно. Нередко по одному и тому же поводу несколько раз! И в результате удается кое-что решить, «выбить».

После моих обращений находятся в стадии решения проблемы формирования в Москве оптово-розничных рынков ЮФО, улучшения координации деятельности генеральных прокуроров стран СНГ, взаимодействия Российского Союза за здоровое развитие детей и Минобразования РФ и Федеральной службы по контролю за оборотом наркотических средств, наведения порядка в выдаче доверенностей гражданам страны, внедрения в различных сферах нашего края инвестиционных возможностей ряда российских и зарубежных фирм. В частности, немецкие бизнесмены наладят на Ставрополье производство широкозахватных сеялок.

Госдума края, различные общественные организации Ставрополья обращаются ко мне с просьбами внести поправки в те или иные федеральные законы. И я этим занимаюсь. Земля слухами полнится. Поэтому ко мне обращаются жители не только Ставрополья, но и других территорий страны. Приходится откликаться. Так что по многим проблемам различного масштаба и географий принимаю активную заинтересованность и успокаиваться не собираюсь.

Иван ЗУБЕНКО