Есть один замечательный анекдот. Мать ругает сына за плохое поведение, причитая: «Из-за тебя у меня сотня седых волос прибавилась». Сынок, глядя на совершенно седую бабушку, парирует: «Я смотрю, ты в свое время тоже не промах была».

Это я вот к чему – «плач Ярославны» по поводу того, что нынешнее поколение детей растет не такими, как надо, льется со всех сторон. «Ах, они утратили духовные ценности, не признают авторитетов, они распущены и аморальны» – менторски причитают «правильные» тети и дяди с экранов телевизоров и газетно-журнальных страниц.

Конфликт отцов и детей существовал всегда. И наше время – не исключение. Да, наши дети не такие, как мы, как наши родители или деды с бабушками. Они – другие. Не лучше, не хуже – просто другие. С пониманием этой простой истины к нам придет счастье понять и узнать своих детей.

«Не прыгай», «Не шали», «Замолчи, кому я говорю!» – задумывались ли вы, как часто и повсеместно мы слышим эти слова из уст взрослых по отношению к своим чадам? По мнению «больших», маленький человечек не имеет права «несанкционированно» выражать свои эмоции и иметь желания – «перед людьми неудобно», поступать так, как хочется ему в эту минуту, – «папа с мамой лучше знают, что правильно». Да, каждый из родителей хочет только добра своему чаду. Но порой, буквально насаждая это «добро» – в том смысле, в каком понимаем его мы сами, – взрослые добиваются совершенно противоположного эффекта.

«Не дружи с этими ужасными разболтанными ребятами, не слушай эту безнравственную музыку», всплескивают руками встревоженные мамаши, мечтавшие о консерваторском будущем для своего сына – талантливого рэппера.

«Посмотри, как должна вести себя девушка (юноша), как мы себя вели в свое время» – талдычат бабушки и дедушки, таща к телеэкрану, где идет «Весна на Заречной улице» или «Кубанские казаки», упирающихся внуков в «срамных портках с голым пупком» и пирсингом в ноздре. Упиваясь «правильностью» своего поколения, старики напрочь забывают, что во время их молодости жизнь в розовых тонах существовала только в кинофильмах. Что насилия и жестокости в «их» время было не меньше, а может, и поболее, чем сейчас. Только скрывались они под лицемерной маской «в интересах советских людей». Расстрелы, аресты, ГУЛАГ и поголовное стукачество «куда надо» на ближних... И, по-моему, совершенно ясно, что «подвиг» Павлика Морозова – это куда более тяжкое моральное уродство, чем нынешнее подражание молодежи пусть и не самым лучшим образчикам «героев нашего времени».

Уставшие от постоянного прессинга и чрезмерной опеки, дети, чуть подрастая, бегут из отчего дома, куда глаза глядят. Мы привыкли считать, что на бродяжничество подростков провоцирует прежде всего неблагополучная семейная среда: алкоголизм либо наркомания родителей, насилие над ребенком, трудности с финансами, появление в семье отчима. Но мало кто знает, что среди малолетних бродяжек лишь треть из неблагополучных семей. Остальные беглецы, как правило, дети успешных родителей.

Есть у меня хорошая приятельница – веселая, общительная и весьма эрудированная дама средних лет. Марина (назову ее так) – душа компании, отзывчивый и добрый человек, всю жизнь служащий для подруг «жилеткой», куда можно поплакаться. Но куда девается ее способность выслушать, посочувствовать, да и просто поговорить по душам, когда она общается со своей дочкой. В глазах – железный блеск, в голосе – жесткие менторские нотки. В их семье давным-давно заведено неукоснительно соблюдаемое правило – мать всегда права. И точка. Иное положение вещей даже не обсуждается. И дело не в том, что она не любит свое внебрачное дитя (Маруську родила «для себя»). Упаси боже – дочка для нее смысл всей жизни, свет в окошке. Ради своей Маруси моя подруга вкалывает на двух работах, частенько и без выходных. Игрушки, наряды Маруси – предмет жгучей зависти всей знакомой детворы. Но ее саму наличие дорогих вещей никогда не радовало: бегать во дворе нельзя – «порвешь платье», делиться игрушками с подругами тоже – «поломают». Да и общаться можно только с теми детьми, кого одобрила мама.

Робкие возражения девочки, что она вместо музыки и живописи хотела бы заняться айкидо, были пресечены на корню. «Это занятие не для девочек» – отрезала мать, продолжая с маниакальным упорством таскать дочь по «культурным» кружкам (хотя, положа руку на сердце, ни музыкальных, ни рисовальных задатков у Маруси и близко нет). «Я не хочу, чтобы дочь повторяла мои ошибки, и сделаю все, чтобы ее жизнь была гладкой и правильной» – всегда твердила Марина.

И вот ночной звонок. На том конце провода захлебывающийся рыданием голос: «Маруська пропала!». Два дня поисков, слез и похождений по милициям, больницам и моргам, пока наконец не нашли беглянку в одном из полуподвальных помещений в компании таких же «замученных родителями» бедолаг. Оказалось, причина побега в том, что мать все решала за нее, определила ее будущее. Ребенок просто взбунтовался. Маша поняла, что с ней и ее интересами в семье не хотят считаться, и решила сбежать из дома.

Это лишь один пример. А сколько их таких, затравленных и «задушенных» чрезмерной опекой, колесят по просторам страны в поисках глотка свободы?

Возможно, многие сейчас упрекнут меня в том, что я призываю пустить воспитание подрастающего поколения на самотек. Боже упаси – естественно, маленькие люди нуждаются в опеке взрослых, в том, чтобы им помогли определиться с жизненным выбором. Но именно помогли, наставили, раскрыли горизонты, а не тупо, жестко и бескомпромиссно навязывали собственные взгляды. Зачем отказывать нашим детям в праве на ошибку? Да, современный мир жесток, откровенно страшен и опасен, в нем легко «заблудиться» и «утонуть». Да, жизненные синяки и шишки, «набитые» благодаря ошибкам, – не самое большее благо. Но не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. И я уверена, что нынешнее поколение тинейджеров не глупее нас с вами, оно вырастет и разберется, что к чему, рассудит «правых и виноватых». Только дайте им шанс!