Обманутый дольщик… Не нравится мне это устоявшееся и уже привычное для россиян выражение, звучащее почти как диагноз и воспринимающееся иногда как клеймо.

За мою пока недолгую журналистскую практику не раз приходилось общаться с теми, кто стал жертвой недобросовестных строительных компаний. И действительно, встречи проходили почти по одному сценарию. Садится напротив меня человек, во взгляде и поведении – ничего особенного. Пока он не начинает говорить о своей проблеме. Вот тогда в глазах мигом загорается огонек, в голосе появляется нездоровый азарт, и непослушными пальцами человек начинает перебирать документы, аккуратно сложенные в толстенные папки. Набор бумаг традиционный – жалобы, заявления и формальные отписки в ответ. Еще частенько лежат в папочках решения судов и акты о невозможности их исполнения. Содержание каждого листа он давно знает наизусть, а все продолжает и продолжает нервно зачитывать (эх, как же важны для него эти глупые бумажки!). О потерянных деньгах, разрушенных мечтах и семейном уюте этот человек уже вспоминает так, между прочим. Пока на первом плане у него появилась иная цель – прежде всего пробить государственную систему…

Печально, не правда ли? Истории все до банального похожи, различаются лишь потерянные денежные суммы. А каково общаться с этими людьми? Ведь знаю же, что в ближайшее время (а возможно, и никогда) не получат они обратно ни сотен тысяч исчезнувших рублей, ни квартир, за которые те самые рубли были заплачены. А что уж говорить о потраченных нервах, подорванном здоровье и потерянном времени…

К счастью, моих родственников и ближайших знакомых таким обманом не зацепило. А все равно обида-то живет внутри. Обидно, что не научились (да и не учатся) у нас в стране вовремя реагировать на тревожные звоночки. Видимо, не изжить наш русский «авось»…

Недаром же о долевом строительстве говорят как о второй волне «финансовых пирамид». Причем действовала примерно одна схема: услышав о супервыгодных предложениях и не узнав, что за ними стоит, люди охотно понесли деньги в строительные компании, когда у тех еще и разрешительной документации не было. Вот здесь правовой механизм и дал сбой: до сих пор непонятно, кто же в тех условиях должен был нести ответственность перед дольщиками.

Не так давно эта проблема потребовала срочного решения. И ею действительно занялись. Но, к сожалению, очень далеко и очень высоко… Не на местах, не в регионах. И Ставрополье здесь, скорее, наглядный пример, а не исключение.

В Кремле создаются комиссии, вопросы долевого строительства вносятся в повестки дня, а после обсуждаются на совещаниях в очень солидных кабинетах… В Москве активно подключилась и городская власть.

А вот у нас упорно молчат. Как будто нет проблемы. А между тем список «проштрафившихся» строительных компаний постоянно пополняется новыми названиями: «Маяк», «Теплый дом», «Аврора», «ТСС-2001», «Алеф»… А при нескончаемом потоке заявлений со стандартными словами «прошу признать право собственности» даже ставропольские суды всех уровней недавно отказались от ведения статистики.

Попыталась было и я пройти по «бумажным следам» дольщиков, обратившихся к нам в редакцию. Но тщетно. Везде сухо отвечают примерно одно: «Это частные взаимоотношения граждан со строительными компаниями, решать их надо только через суд и правоохранительные органы». А в разговоре с одним из ставропольских прокуроров услышала еще более резкую фразу: мол, «раньше им всем надо было головой думать, а не как баранам деньги куда попало нести»…

Может, в какой-то степени и так. Нет вины и ведомств, которым попросту не поручали заниматься той проблемой. Но вопросы-то есть. «Обманутые дольщики» – что это? Откровенное мошенничество или экономический просчет государства?

После всплесков активности жертв строительных компаний реакция верховной власти последовала. Радует, что с заделом на будущее. Довольно разумная корректировка 214-го федерального закона «Об участии в долевом строительстве» по идее должна защитить интересы дольщиков, которые теперь будут командовать парадом. Хотя работу обновленного закона пока оценивают довольно спорно: уж очень много остается вариантов обойти его и продолжить традицию, последствия которой столь плачевны.

Пока в качестве единственного средства «спасения» уже состоявшимся обманутым дольщикам давно прописали только судебные разбирательства. Но и здесь есть свой камень преткновения. Решения-то выносятся, но судебные приставы в исключительно редких случаях могут их исполнить. Чаще всего имущества, на которое можно наложить арест и реализовать в пользу истцов, попросту нет. Земельные участки у компаний в аренде, а все остальное, вплоть до стройматериалов – одолженное.

Трудно представить, сколько криминала вокруг этой проблемы. Обычно истории такого плана обманутые рассказывают журналистам в последнюю очередь, почти шепотом и с обязательной оговоркой «не для печати». И знаете, влиятельные знакомые, попросту «выбивающие» деньги, в единичных случаях обманутым помогают. В частности, те компании, у которых репутация уже подмочена аферами, но еще не совсем «промокла», начинают индивидуальную работу с самыми активными, то есть невыгодными для них, клиентами. Им за молчание предлагают вернуть деньги или предоставить квартиру.

На самом деле обманутые дольщики просто один из примеров взаимной глухоты государства и человека. А еще и один эпизод из бесконечной эпопеи поиска правды в нашей стране. Ведь если вспомнить русскую историю, за справедливостью русские люди ходили испокон веков. Когда-то искали ее мужики и у самого царя-батюшки: уж он-то наверняка рассудит верно…

Правдоискательство нам не чуждо и поныне. Только теперь оно получило громкое называние «защита прав». И за отсутствием бояр тянутся россияне в коридоры администраций, министерств, комитетов, судов. А после по традиции направляют «депеши» президенту. Если бы еще и помогало…

С таким положением дел иногда в голову приходят вообще безумные идеи: а не зря ли мы в конце прошлого века, строй поменяли? К чему сейчас все разговоры о демократии… Где она, когда нужна помощь реальным людям?

За минувших пятнадцать лет запах мы ее почуяли, в теории выучили, а зачет по практике не сдали. Нашу страну можно сравнить с тем ребенком, которого за хроническую неуспеваемость по физике и математике родители уже не ругают, а говорят: «Ну ничего не поделаешь, не даются ему точные науки». Дитя быстро усваивает эти слова и на всю цифирь просто плюет…

Так и мы. В начале девяностых начали путь к свету в конце тоннеля. А теперь, когда со всех углов прокричали, что скорее всего не быть в России истинному народовластию, увидели реальную длину того тоннеля. Тогда вдруг заговорили уже о суверенной демократии. Только вот жить по такой холодной теории с двойкой по практике стало совсем грустно…