Впервые на российско-грузинской границе я побывал в январе 2000-го. Только что закончилась совместная операция десантников и пограничников «Аргун» по уничтожению боевиков в Итум-Калинском районе Чечни. Впечатлений у журналистов было много. Но больше всего нас удивила новая дорога, позволявшая главарям бандформирований доставлять в мятежную республику вооружение, продовольствие, наемников. Здесь же, в Аргунском ущелье, боевики бросили тяжелые бульдозеры, экскаваторы, автогрейдеры. Из российской глубинки в блокированный анклав доставить эту технику было невозможно. Доставить по воздуху – тоже. Оставалась только сопредельная (грузинская) сторона, которая всячески потворствовала сепаратистам.

Тогда, в начале нового века, Москва по этому поводу никаких резких заявлений в адрес соседей-недоброжелателей почему-то не сделала. Как и позже, когда в Панкисском ущелье Грузии прочно обосновались сотни бандитов, промышлявших на российской территории, в том числе и на Ставрополье, разбоем, грабежом, убийствами и захватом заложников. Делались со стороны наших дипломатов какие-то робкие предупреждения и предостережения, но официальный Тбилиси чихать на них хотел.

А по какому поводу было волноваться? Россия, нередко в ущерб своим регионам, бесперебойно и за чисто символическую плату поставляла Грузии газ и электроэнергию. Покупала подкрашенную бурду, выдаваемую за марочные вина. В русских городах находились сотни тысяч жителей сопредельной стороны, зарабатывающих праведным, а чаще неправедным путем миллионы долларов, которые рекой текли в нищую солнечную республику, позволяя ей не только выживать, но и вооружаться.

Терпение лопнуло, когда грузинские полицейские и военные начали разоружать и избивать наших миротворцев, нагло захватывать, бросать в тюрьму и обвинять во всех мыслимых и немыслимых грехах русских офицеров. Сам отдал четверть века Вооруженным силам, потому понимаю, какое унижение пришлось пережить коллегам. И вполне одобряю действия российских властей: транспортная блокада Грузии, жесткие действия в отношении игорного бизнеса, принадлежащего грузинским преступным группам, на мой взгляд, вполне адекватные меры – пусть всякие там саакашвили и окруашвили наконец поймут, что в течение многих лет играть с огнем у стен сильного соседа опасно, можно ведь и собственный дом запалить.

Правда, с некоторыми мерами дело значительно сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Простым людям вообще и сельхозпроизводителям в частности, по-моему, не стоит особенно радоваться, что сейчас милиция и другие правоохранители всерьез занялись грузинскими перекупщиками. Свято место пусто не бывает, и освободившееся пространство (безо всяких криминальных разборок) займут армянские, азербайджанские и другие этнические преступные группы. Какая разница колхознику, кто из горных орлов не допустит его, скажем, на Верхний или Нижний рынок Ставрополя, кто заставит отдать товар за бесценок? Ведь у нас русским к прилавку доступ весьма затруднителен.

Не верите? Месяц назад станичник Николай М. (он категорически против упоминания в газете своей фамилии) отказался продать двух годовалых свиней заезжему перекупщику: я, мол, сам с усам и торговать не хуже вас умею. А мотивировал свое решение тем, что заезжие барыги дают за килограмм убойного веса лишь до семидесяти рублей. На рынке же свинина на сто тридцать целковых тянет.

Запугивать кавказские молодцы в станице казака не осмелились. Но когда он ранним утром с разделанными тушами в салоне машины появился у ворот рынка, подошли два мордоворота. Без оружия. Но с маленькой баночкой керосина в руках. Дескать, не отдашь свиней по семьдесят рублей за килограмм, польем убоинку горючим, и торгуй потом, сколько захочешь…

Спросите, почему милиции не пожаловался? Да себе дороже. Патрульно-постовая служба разве что бабулек с пучками укропа да стаканами с семечками с импровизированных торговых мест сгоняет. А кавказских ребяток не трогает: она от них кормится. Сходите на Верхний рынок краевого центра и сами убедитесь. Побывав на этом рынке, один мой приятель-журналист из Краснодарского края, перефразируя классика, к месту заметил: «Я русский бы выучил. Только зачем?»

Оказывается, на краснодарских рынках и при новом губернаторе чтут традиции, установленные батькой Кондратенко: пришлых на базары и рынки пускают лишь с собственноручно выращенным товаром. Попробуй только интересы коренных жителей ущемить: тут и власть, и казачество вступятся.

А у нас ведь Верхний рынок тоже был когда-то казачьим. Даже ресторанчик «Казачий курень» там поначалу открыли. Только ненадолго: то ли казаки оказались «ряжеными», то ли по другой какой причине, но захватили одно из выгоднейших торговых мест краевого центра люди с ярко выраженным кавказским акцентом. И творят там все, что хотят.

«Не жнут, не сеют, а деньги в карманах имеют», – метко выразился все тот же Николай М., отдавший своих свиней за бесценок. Наверное, он прав. Как правы и те, что в течение многих лет нас убеждают, будто преступность не имеет национальности. Но чтобы подтвердить последний тезис, надо, на мой взгляд, беспощадно бороться не только с грузинской, а со всеми без исключения этническими преступными группами. Жестко и жестоко спрашивать с чиновников-коррупционеров, которые им потакают.

Только я лично в успехе этой борьбы пока сомневаюсь: у нас в России (как и в СССР) все делается кампанейски – пошумим, погоняем для вида грузинских преступников, отрапортуем «наверх». Глядишь, все и останется, как было. И крестьянин по-прежнему будет отдавать свою продукцию жиреющим перекупщикам за бесценок. И коренные жители Ставрополья будут уезжать (не только из восточных районов края), продавая дома за копейки. А на каждый регион России президента Путина не поставишь. Разве что клонировать…