Уборку зерновых в сельхозкооперативе «Верхнедубовский» провели своими силами и без содействия инвесторов: на соседей насмотрелись – диктат и современное крепостное право работникам СПК не по нутру. студенческий экипаж

– Если сравнивать с передовыми хозяйствами края, то средняя урожайность у нас невелика – 33,4 центнера с гектара, – говорит главный агроном Сергей Никитенко. – Но все равно довольны: большая часть зерна – пшеница третьего класса. Теперь бы еще цены подходящие…

О ценах специалист заговорил не случайно. В минувшем году за килограмм отборной пшеницы давали два рубля при себестоимости рубль девяносто пять. Едва выкрутились. В году нынешнем немного полегче: в рамках национальной программы подъема сельского хозяйства государство начало выделять дотации – семьдесят рублей на гектар оплачивают ГСМ, немного помогают с удобрениями и средствами защиты растений.

– Нам бы, как в Америке дотации: тысячу долларов на гектар, – мечтает Никитенко, – мы бы тогда показали Западу, как надо работать…

Мечты мечтами, а надо мириться с реалиями. Они таковы. На 2600 га пахотных земель 5 комбайнов. Самому «молодому» из них – три года. У остальных – за восемнадцать сезонов. Работали на «старичках» Алексей Родионов, Владимир Блохин, другие опытные механизаторы. А вот студенческий экипаж зерноуборочного агрегата в составе Андрея Синило (на снимке он слева) и Павла Набродова самостоятельно участвовал в жатве впервые. До этого ребята по два года работали помощниками комбайнеров. За период жатвы намолотили почти тысячу тонн зерна, утерев нос более зрелым соперникам.

– Учатся оба не по профилю, – замечает главный агроном. – Синило – в колледже экономики и управления, а Набродов – в СГУ на физмате. Похоже, в поселке не задержатся. А жаль…

Молодежь из Верхнедубовского уходит: три тысячи рублей среднемесячной зарплаты прельщают далеко не всех. Правда, студенты за сезон уборки получат «чистыми» тысяч по двенадцать. Но жатва длится неполных три недели.

Впрочем, по сравнению с другими хозяйствами района верхнедубовцы находятся не в худшем положении: только за аренду земельных паев им выдают солидную натуроплату – полторы тонны фуражного зерна, триста килограммов продовольственного, тонну сена, полтора центнера отрубей, 275 булок хлеба. Хотя есть в районе хозяйства, где руководство благом для колхозников считает сотню килограммов тех же бесплатных отрубей. Все остальное – по рыночной цене.

За такое «вознаграждение», наверное, не трудились бы в «Верхнедубовском» ни передовой тракторист Агасев Мамешев, ни водитель Михаил Бочаров, ни другие специалисты. Хотя десяток лет назад и в этом хозяйстве все шло к полному развалу. На ноги СПК поставил Александр Дятлов, прибывший в этот поселок в восемьдесят седьмом из Гомельского района Белоруссии, пострадавшего от чернобыльской аварии. Был главным агрономом в этом же хозяйстве, ушел в фермеры. Затем люди избрали его главой сельхозкооператива.

О себе Александр Васильевич говорить категорически отказался. Зато о проблемах рассказывал с охотой. Мол, завершение жатвы зерновых – лишь промежуточный финиш. Впереди уборка льна и подсолнечника, пахота и сев. Вновь потребуются ГСМ и запчасти. А денег в хозяйстве – кот наплакал. Надо быстро (но не продешевив) продать тонн двести-триста зерна нового урожая, чтобы выплатить людям зарплату, рассчитаться с кредитами, приобрести посевной материал.

Алексей ЛАЗАРЕВ