На всю жизнь запомнилось исполнение песни «С чего начинается Родина» замечательным артистом Марком Бернесом: он даже и не пел, а словно вел беседу про «березку, что во поле под ветром склоняясь растет…», про «хороших и верных товарищей, живущих в соседнем дворе…». Такая искренность, такое тепло звучали в его негромком голосе, проникавшем в самое сердце… Помню доброе лицо Бернеса, его умный взгляд, печальный, но – с веселым милым прищуром. Он грустил и обнадеживал, он восхищался и сожалел, он преклонялся и размышлял. Он пел так, как я люблю мою Родину. И думаю, многие любят ее так же – без громких пафосных фраз, но крепко и нежно.

Увы, нынче стало не по-хорошему модным хорошее слово «патриотизм». Это – после того как в начале 90-х его растоптали, расстреляли и раскрасили пресловутыми красно-коричневыми тонами. Тогда над патриотами не издевался только самый ленивый из политиков и прочих деятелей. И вдруг гневные, брызжущие слюной хулители по мановению некой волшебной палочки превратились в таких ярых да сусальных патриотов, что дальше некуда. С чего бы? Да просто почуяли опять перспективу политических дивидендов, возможность обрести вожделенные избирательские голоса, а с ними и новый кусок белого хлеба с икрой. И теперь нас плотно окружают прямо-таки чудо-богатыри, готовые «постоять за Расею». Нынешний эстрадный кумир так и поет – «Расея моя, Расея…». А телевизионный безруковский персонаж, эдакий «человек, похожий на Есенина», марионеточно размахивает руками в патриотическом же экстазе, с показушным надрывом декламируя «Гой ты, Русь моя родная…». И такая фальшь разливается – тошнехонько.

Какой патриотизм нужен России? Тот, бернесовский, или этот – бесовски-лукавый, лживый, приторный, назойливый? И зачем вообще нужен патриотизм, если на другом политическом фланге нам настойчиво твердят о неизбежном(!) отмирании национального государства, о всемирном едином сообществе человеческих индивидуумов и т. п.? Чем-то до боли знакомым веет от этих словечек про неизбежность и всемирность, не правда ли? А по-моему, холодный глянец космополитизма, как и мишура безоглядного интернационализма одинаково противны. И вредны. А уж в нашей нынешней ситуации особенно.

Боюсь, как бы не затаскали, не замылили, не растрепали всуе ретивые конъюнктурщики самые святые, самые нужные слова о Родине, о России, переживающей – не их ли молитвами? – тяжкое время новой смуты. Смуты в душах, главным образом. Смуты – как смятения, как ужаса от происходящего на глазах разложения всего, что еще вчера почиталось (казалось?) истиной. Но пора уже нам выйти из этого оцепенения, пора прекратить ни к чему, как правило, не ведущие поиски призрачного ответа на извечное «кто виноват». Да какая разница будет нашим внукам, если растранжирим «Расею», не оставив ни кусочка от «шестой части суши», – кто в том окажется виноват… После драки, сами знаете, кулаками не машут. А вот если всерьез собираемся передать им в наследство Родину, самую ценную нашу «недвижимость», то давайте последуем простым и ясным словам мудрого нашего пастыря: начнем уважать себя. Да, себя! Потому что никто иначе нас уважать не станет, и мы уже имели не раз случай убедиться: лишь поддайся – затопчут конкурирующие демократические и не очень демократические режимы.

Помните, когда известный современный политик однажды вдруг взял да и развернул в обратную сторону свой самолет в знак протеста, ух как встрепенулось в душе подзабытое чувство гордости. И какие вдруг уважительные нотки наметились тогда в голосах заклятых друзей России. Но то, увы, был только краткий миг, как вспышка света угасшей звезды. Народ примолк разочарованно. И с тех пор то и дело ловишь себя на горьком недоумении: да что ж у нас и правда стала «кишка тонка», и не бывать уже той великой России, которую и боялись, и уважали. У-ва-жа-ли. А уважают сильных.

России нужен конкретный патриотизм. Например, ставропольский крестьянин должен чувствовать к себе уважение через достойные цены на зерно, выращенное таким трудом и потом. А солдат на границе должен быть тепло одет, сыт и хорошо вооружен. А учитель у классной доски… А врач поликлиники… А вообще все мы должны ощущать за спиной настоящую Родину-мать. Не пасынки мы у Бога, и Заступница Небесная поможет обязательно, только будь сам человеком, не позволяй себя унижать. А то во-он они, «ножки Буша», опять маячат на горизонте. Пытают нас: убоимся ли ихнего птичьего «ноу-хау»? Стра-ашно, аж жуть. Нашли чем пугать. Не угодно ли редьки с квасом отведать вашим цивилизованным кишкам? Ох грубо, ох некультурно выражаюсь. Так ведь достали… Все кому не лень учат нас жить, а чуть что – ах Достоевский, ах Чехов, ах Толстой!

Не кричите мне, кликуши, надрывно-натужно про Русь святую, я и так – без посвистов – ее люблю. Не как национальную идею, а просто «другой такой страны не знаю», и все. Ты и убогая, ты и забитая, но ты же и необъятная, и прекрасная, и действительно Святая Русь.

А что злость просвечивает в каждом почти абзаце, то, поверьте, эта злость – праведная, от сердца. Да ежели б все мы дружно ка-а-ак разозлились на самих себя! С вытекающими отсюда добрыми для Отчизны последствиями. Добрыми нам, русским, вообще быть больше пристало. Нас всегда ценили народы-соседи за душу широкую и открытую. Но, повторюсь, и силу за нами чуяли, ибо русский характер – не пустые слова, и не одной распахнутостью души объясняется, а еще и стойкостью, верностью, светлой обращенностью к Богу, крепостью любви к отчему дому, готовностью его защищать. Вот в этом наша сила, за которую и уважать можно. Даже и при отсутствии железного занавеса. Но если нам в глаза откровенно заявляют, что Россия-де проиграла в холодной войне и потому должна знать свое место (надо полагать, «за печкой»), не худо бы вспомнить прежде всего нам же самим про наш русский характер! И про то, с чего начинается Родина.