Впервые за последние 15 лет об отечественном сельскохозяйственном производстве заговорили как о национальной доктрине. Вчера в минсельхозе края ее обсуждали и ставропольские фермеры.

В основе аграрной доктрины лежат две сверхзадачи – поддержка животноводства и малого сельского предпринимательства, к которому как раз и относятся фермерские хозяйства. Как рассказал председатель краевого Совета АККОР Александр Анпилогов, в этом году фермеры собрали рекордный урожай – немногим более одного миллиона тонн. Из года в год доля «малого» крестьянского бизнеса в краевой экономике расширяется. И при государственной поддержке она будет только расти, уверены фермеры.

В следующем году на поддержку сельского предпринимательства федеральный бюджет обещает выделить 2,9 миллиарда рублей. По словам первого заместителя министра сельского хозяйства СК Юрия Белого, у мелких и средних производителей теперь появится возможность доступа к ускоренному кредитованию. И облегченному – с точки зрения оформления необходимой документации. Отдельные предприниматели на развитие своего дела смогут получить до 200 тыс. рублей, КФХ – до одного миллиона, фермерские и сельскохозяйственные кооперативы – до 10 миллионов, на создание кредитных кооперативов предусмотрено выделение двух миллионов рублей.

Хорошим подспорьем – как для мелких, так и для крупных сельскохозяйственных предприятий – обещает стать земельная ипотека, о которой в последнее время много говорится, и, похоже, дело готово сдвинуться с мертвой точки. Сельские товаропроизводители сегодня закредитованы донельзя. Порой заложено все, что есть, – техника, производственные помещения. Только «расправятся» с одним кредитом, как надо выплачивать другой. На формирование земельного ипотечного кредитования государство в следующем году обещает дать 1,2 миллиарда рублей. Хотя, по словам директора Государственного учреждения по работе с фермерскими хозяйствами и сельхозкооперативами СК Алексея Зинченко, все прекрасно понимают, что, заложив пашню, рискуешь: надо будет расплачиваться с кредитом, иначе землю можно потерять.

С национальной доктриной АПК тесно переплетается федеральная программа социального развития села, которая также предполагает финансовое подкрепление. Подобная программа – до 2010 года – есть и на краевом уровне. Участие в них никому не запрещено, подчеркнул Ю. Белый.

К слову, на Ставрополье уже есть программы, направленные на поддержку, в том числе и малых форм хозяйствования. Однако они слабо реализуются. Сегодня «малые» сельхозпроизводители предпочитают заниматься в основном растениеводством, а посвятить себя животноводству мало кто отважится. Правительство и минсельхоз края решили уделить внимание и этой отрасли. В рамках целевой программы оказывается финансовая поддержка при строительстве животноводческих помещений. Более того, краевой минсельхоз готов пойти и дальше, внести изменения в положения программы, чтобы оказывать содействие даже в реконструкции уже существующих животноводческих построек.

Во всех формах поддержки, которая есть в краевом АПК, фермеры участвуют на таких же правах, как и остальные производители, заверили в минсельхозе.

Важной составляющей национальной сельскохозяйственной доктрины, по мнению ставропольских фермеров, должна стать государственная политика по сдерживанию цен на ГСМ. Государство на компенсацию затрат по горючесмазочным материалам в следующем году предполагает выделить 5 миллиардов рублей. Скорее всего, компенсация будет выплачиваться из расчета 300 рублей на каждый гектар пашни. По мнению большинства участников встречи, эта цена должна быть в десять раз больше. Пока что окончательного решения по этому поводу нет. Скорее всего, полагают в краевом минсельхозе, оно будет принято не раньше апреля – пока Министерство сельского хозяйства РФ не рассмотрит весь пакет документов. Столичные чиновники все мерят по себе, шутили на встрече ставропольские фермеры: мол, думают, если у них снег лежит в Москве, значит, так везде и по России, крестьяне в это время в спячку впадают, и полевые работы соответственно могут начаться только в апреле. Хотя теплые погодные «окна» на юге России, как известно, случаются и в январе, и в феврале.

Еще один знаменатель успеха национального аграрного проекта – формирование цены на рынке сельхозпродукции, чего пока никак не удается добиться, несмотря на все заверения устроителей интервенционных торгов, которые себя не оправдали и на этот раз. Из двух предполагаемых миллионов тонн зерна по России закуплено 700 тыс. тонн, из которых 106 тыс. тонн – от Ставрополья. Серьезный барьер создает первоначальная процедура сбора документации: необходимо представить более 60 листов бумаги с различной информацией и заявлениями. Участие в торгах платное, доставка проданного зерна на элеватор, оценка его классности и других хлебопекарных свойств – тоже за свой счет. Тому же фермеру, который имеет, к примеру, одну-две тысячи тонн зерна, участвовать в торгах попросту не выгодно. Не лучше приходится и крупным производителям, которые в конечном счете выигрывают крохи. Как правило, в торгах участвуют крупные зерновые трейдеры, которые скупают пшеницу у производителя. Получается все та же перекупка зерна. То есть, от чего уходили, к тому и пришли.

Министерство сельского хозяйства края направило в российский Минсельхоз ряд предложений. Во-первых, надо разработать программу, своего рода ликбез по участию в интервенциях, обучить селян, как выставлять свой товар, не пасуя перед акулами агробизнеса. Во-вторых, до каждого региона должны быть доведены квоты. И, в-третьих, сроки торгов. Закупочные интервенции, по мнению руководителей хозяйств, надо проводить в августе – по окончании жатвы. Ведь сразу же после уборки крестьянин начинает готовиться к осеннему севу, для которого нужны деньги. Пока же жизнь заставляет его продавать выращенное зерно по низким ценам, чтобы хоть как-то выжить, заложить основы будущего урожая.

Татьяна СЛИПЧЕНКО