Через неделю в Ставрополе откроется II краевой съезд руководителей образовательных учреждений. Речь на нем пойдет об очень важных не только для делегатов, но и для всего края проблемах.

О некоторых из них наш корреспондент побеседовал с министром образования СК Алексеем Шабалдасом.

– Алексей Егорович, какие задачи должна решить система образования Ставрополья в 2005-2006 учебном году?

– Задачи вытекают из постановления правительства России, одобрившего Концепцию развития образования страны до 2010 года. Что касается нового учебного года, то начинается нормативное финансирование отрасли. Это требует от нас провести ревизию штатного расписания учебных заведений, их структуры. Например, нужны ли в каждой школе три заместителя директора, экономист и т.д.? Штатное расписание в общеобразовательных учебных заведениях осталось на уровне 90-х годов, а количество учащихся уменьшилось с 400 тысяч до 320 тысяч детей. Сокращение штатов – процесс болезненный, но обойтись без него нельзя. Мы должны платить только тем, у кого реально есть работа. Хочу отметить, что деньги при этом не изымаются из бюджета отрасли, они будут направлены на другие цели – ремонт, приобретение наглядных пособий, открытие ставок в сфере дополнительного образования. Произойдет и повышение зарплаты педагогов – в сентябре 2005-го и, как мы надеемся, в 2006-м.

– Ожидается ли сокращение учительского корпуса?

– Еще одна очень сложная проблема. Вы знаете схему реструктуризации малокомплекток: маленькая школа становится филиалом крупной. В результате в филиалах кто-то из учителей может потерять часы учебной нагрузки. Мы надеемся найти для них работу в группах продленного дня, в сфере дополнительного образования. Кто-то уйдет на пенсию – ведь на селе преподают педагоги, которые порой давно перешагнули пенсионный возраст…

В сложном положении окажутся администрации филиалов. Уже не нужен будет директор и два-три зама, из руководящих должностей останется только ставка заведующего.

Повторяю, процесс болезненный, и министерство отдает себе в том отчет. Но эти перемены не наступят в течение года и даже двух лет. Реализация Концепции рассчитана на период до 2010 года.

– До сих пор мы говорили с вами о реструктуризации сельских школ. Однако она начинается и в городских.

– Это так, и связано с тем, что 2005-2006 учебный год постановлением правительства объявлен началом перехода к профильному обучению.

– Не могу не задать вопрос о конфликте, который недавно произошел в двух школах Солнечнодольска – № 16 и № 17. Насколько можно понять, это была неудавшаяся попытка реструктуризировать две школы в поселке городского типа, сделав из них одну.

– Мы действительно хотели начать в Солнечнодольске такой эксперимент. Я сам ездил туда, разговаривал с родителями детей, с педагогами. К сожалению, согласия достичь не удалось.

В чем суть эксперимента? По положению, кроме профильных старших классов, в общеобразовательном учебном заведении должен быть и непрофильный, куда пошли бы дети, не планирующие в дальнейшем поступать в вузы либо «неопределившиеся» – а они есть везде. Как решить эту проблему, если в каждой из этих солнечнодольских школ набрали всего по два десятых класса? Объединив два учебных заведения, мы получали три профильных десятых и один непрофильный.

– Чем было вызвано несогласие жителей Солнечнодольска на создание там экспериментальной площадки?

– Любое новшество заставляет людей что-то менять в своей жизни, поэтому, как правило, наталкивается на противодействие. Родители привыкли, что ребенок учится у учителя, которого они уже хорошо знают… Учителя-предметники не хотят конкуренции. Сейчас их по каждому предмету, допустим, три в школе, а после объединения будет шесть. Кому доверят преподавать в престижных профильных классах – ведь у администрации появится выбор. В созданной большой школе будет только один директор, лишится должности кто-то из замов… Вот вам картина конфликта интересов. Мы отказались от эксперимента в Солнечнодольске. Хотя там были очень хорошие условия. Можно было в одном из зданий разместить младшие и средние классы, в другом – старшую школу. Под экспериментальную площадку край выделял деньги на современное оснащение кабинетов…

Я уверен, что дети от эксперимента только выиграли бы. Профильные классы – это наилучший способ подготовить выпускников к поступлению в вузы. Вообще хочется подчеркнуть, что реструктуризация школьной сети имеет целью не сокращение ставок, а повышение качества образования. Когда министерство проводит контрольные «срезы», наихудшие результаты показывают учащиеся именно малокомплектных сельских школ. И мы рады, что эксперимент по отработке модели сельской школы нам удалось успешно провести в Андроповском районе. Его одобрило Министерство образования России, край получил премию в размере 100 тысяч рублей. С нового учебного года начинаем этот опыт внедрять.

Что касается городских общеобразовательных учебных заведений, то проблема есть во всех городах края, включая Ставрополь. Профильное обучение можно проводить полноценно только там, где в параллели не меньше четырех-пяти старших классов. А таких школ, увы, на Ставрополье сейчас мало.

– Уже в июне 2006 года выпускники ставропольских школ будут сдавать единый государственный экзамен. Очевидно, на II съезде руководителей учебных заведений об этом пойдет речь?

– Это один из вопросов совещания. И здесь я прежде всего хочу подчеркнуть, что ЕГЭ вводится как независимая оценка качества школьного образования, для повышения этого качества.

Мы знакомились с соответствующим опытом наших ближайших соседей – ростовчан и краснодарцев, а также с опытом сдачи ЕГЭ в Санкт-Петербурге. В каждом из регионов создана группа, которая отвечает за проведение эксперимента. В Ростове – на базе Ростовского государственного университета, в Краснодаре этим занимается непосредственно министерство образования. Лично мне ближе ростовская модель. На совете ректоров края мы намерены обговорить, какое высшее учебное заведение станет базой для отработки проведения и сдачи единого госэкзамена.

Нужно сказать, что данный эксперимент – дорогостоящее мероприятие. Все ученики должны быть внесены в компьютерную базу данных, нужно много современной техники, большое число операторов.

Задание экзамена состоит из тестовой и текстовой части. Вторую проверяют в крае. Тесты же отсылаются в Москву по электронной почте, предварительно они будут обработаны и закодированы на базе специального центра, который мы планируем открыть в Ставрополе. Он может располагаться на базе Ресурсного координационного центра информатизации при краевом институте повышения квалификации работников образования или, возможно, в одном из ведущих университетов.

– Но и в переходе на ЕГЭ есть свои конфликты интересов, психологическая сторона проблемы…

– По опыту той же Ростовской области мы знаем, что в начале эксперимента целые классы получали двойки по ЕГЭ. Это как раз и случалось в малокомплектных сельских школах. Процент неудовлетворительных оценок у ростовчан был 10 процентов. Как всем известно, при традиционной сдаче выпускных экзаменов двоек практически не бывает... Единый госэкзамен дает объективную оценку не только того, что знает ребенок, но и тому, как его учили. Поэтому мы прекрасно понимаем, что его введение добавит напряжения школам, их руководителям, педагогам. Свои тревоги есть у выпускников и их семей. Но, столкнувшись с объективной картиной, родители будут более требовательны к качеству образования детей. Они захотят, чтобы ребенок учился у лучшего учителя, чтобы был выбор.

В крае, безусловно, есть школы, выпускники которых успешно сдадут ЕГЭ. Например, гимназия № 2 в Георгиевске, 9-я и 10-я гимназии в Невинномысске, ставропольские гимназия № 25, СШ № 1, лицей № 14, учащиеся которых регулярно становятся победителями краевых и республиканских олимпиад. Все это крупные образовательные центры, где можно создать хорошие условия для обучения.

– О чем еще пойдет речь на съезде?

– О реализации в крае федерального проекта «Информатизация системы образования» (кстати, каждый руководитель учебного заведения получит в рамках этой программы персональный ноутбук с программным обеспечением), о проблемах здоровьесбережения и многом другом.

Лариса ПРАЙСМАН