Этому дому в краевом центре по адресу: улица Дзержинского, 105, около полутораста лет. Более четверти века назад в нем был открыт литературный музей с мемориалом Коста Хетагурова, а сейчас он является отделом государственного краеведческого музея имени Г. Прозрителева и Г. Праве и называется «Музей-усадьба художника-академиста В. И. Смирнова».

Мне же хочется назвать его Домом учителя гимназии, потому что Василий Смирнов, известный ставропольский живописец, закончивший в 1870 году Санкт-Петербургскую Императорскую академию художеств, профессиональным художником-академистом всю свою жизнь мечтал стать – но, по сложившимся обстоятельствам, прожил ее скромным учителем рисования. И в этом смысле Ставрополю когда-то повезло. Талантливый человек, не имевший собственных средств к существованию, В. Смирнов после окончания Академии вынужден был определиться на место учителя сперва в Ставропольском реальном училище, а после служил во всех дореволюционных гимназиях Ставрополя. Повезло, потому что вместе с композитором Василием Беневским, со своим учеником, революционером и поэтом Коста Хетагуровым, другими ставропольскими интеллигентами в доме по улице, которая тогда именовалась Александровской, он создал один из культурных и образовательных центров губернии. Здесь проходили рисовальные и музыкальные вечера, В. Беневский проигрывал отрывки из своих будущих опер, а В. Смирнов и К. Хетагуров писали к ним декорации; здесь постоянно бывали преподаватели, гимназисты, ученики реального училища. И когда вспоминаешь написанные примерно в то же время, в 90-х годах позапрошлого века, рассказы Чехова, где фигурируют учителя в «футляре», врачи- «Ионычи», испытываешь некоторое недоумение: ведь и Смирнов с Беневским – тоже реальность тогдашней жизни…

Музей-усадьба дает представление о том, как когда-то жили в Ставрополе педагоги. Дом деревянный, куплен в рассрочку, он, конечно, сильно отличался от окружавших его больших купеческих особняков. Но семья учителя и его жены Анисьи, пополнившаяся со временем девятью детьми, могла в нем разместиться, а две комнаты в цокольном этаже некоторое время Василий Смирнов даже сдавал своему другу и бывшему гимназисту Хетагурову. При доме – хозяйственные постройки, большой двор. Анисья Федоровна засадила его розами. Зарабатывал Смирнов сто рублей в месяц. Это не так уж мало, если учесть, что в начале ХХ века за пять рублей золотом можно было купить дойную корову, но и не так много для того, чтобы прокормить семью и дать образование всем детям. (Коллега В. Смирнова, преподаватель Ольгинской гимназии И. Иванов, семья которого не была столь велика, мог позволить себе иметь собственный выезд.) Обстановка в доме Смирновых (сейчас восстановлена гостиная) скромная, по тем временам стандартная, но как обязательный атрибут – большой рояль. На стенах – картины хозяина дома.

Недавно в музее-усадьбе В. И. Смирнова открылась выставка, подготовленная младшим научным сотрудником отдела истории краеведческого музея Инной Саловой. Она посвящена истории образования на Ставрополье, и, думается, это логично и правильно.

На выставке можно увидеть экспонаты из самых разных эпох, вплоть до глубокой старины . Например, вот азбука-свиток длиной метров восемь, по которой детей учили грамоте в конце XVIII века. Можно сказать, метрами учили. Или чернильница, которой лет двести. В такую когда-то макали перья казачьи писаря – они и были первыми учителями в приходском училище, открытом в Ставрополе в 1804 году. С него началось в губернии общественное образование. Что касается образования домашнего, то в одной из витрин – педагогические руководства начала XX века для родителей и частных учителей. Эти экспонаты, а также многие другие взяты из коллекции наглядных и учебных пособий, собранной Г. Праве и впоследствии ставшей основой фондов краеведческого музея. Георгий Праве – также значимая фигура в образовании Ставрополья. Будучи юристом, он являлся и членом общества для содействия распространению народного образования, огромную свою коллекцию создавал на собственные деньги, пособия выписывал из российских столиц, организовывал семинары для учителей.

У некоторых экспонатов выставки – другая история. Так, дочь педагога И. Иванова когда-то передала в музей Г. Прозрителева и Г. Праве письменный стол своего отца и одежду матери-учительницы, служившей вместе с мужем в Ольгинской гимназии. Окружность талии учительской юбки – 47 сантиметров. И хотя в краеведческом музее работают не только умницы, но и красавицы, ни одна из них примерить эту одежду не смогла.

А медную пластинку со старинной вязью два года назад принесли в музей ученики одной из окраинных школ Ставрополя. Они усмотрели ее на каком-то пункте приема цветных металлов. Что заставило ребят обратить внимание на полоску меди, необъяснимо. Но, когда ее отчистили, выяснилось, что как экспонат она бесценна. В середине XIX века, при открытии Александровской женской гимназии, одна из великих княжон – Александра Федоровна, прислала в гимназию свой портрет, прикрепленный к этой самой пластинке с дарственной надписью. Заведующая музеем-усадьбой Галина Гончарова, которая провела нас по залам, до сих пор не теряет надежду, что отыщется и сам портрет.

Я увидела на выставке дорогие сердцу предметы своего советского детства. Чернильницу-непроливайку, белую с голубым ободочком; такую я когда-то носила на уроки в первом классе, и, вопреки названию, она проливалась, пачкая нам пальцы. И учебник арифметики за первый класс – как странно, что до сих пор помню его обложку… А вот мой спутник, фотокорреспондент Эдуард Корниенко, по молодости лет ничего этого не застал и разглядывал с особым интересом.

Думается, что выставка будет интересна разным людям: педагогам, родителям, детям из многочисленных летних пришкольных лагерей, просто любителям истории. Интересен и сам музей. А как здесь будет хорошо, когда первоначальный вид примет двор! Там сейчас работает сотрудница головного музея, кандидат биологических наук Вера Данилевич, восстанавливая по сохранившимся воспоминаниям росшие при жизни хозяев усадьбы цветы и кустарники…

Лариса ПРАЙСМАН