На вопросы «Ставропольской правды» отвечает руководитель Объединенного пресс-центра Регионального оперативного штаба по управлению контртеррористическими операциями на Северном Кавказе Илья Шабалкин.

– Илья Михайлович, вы на чеченской войне уже пять лет. Все эти годы занимаетесь ее информационным обеспечением. Каковы основные направления этой работы?

– Все эти годы главная задача для меня и моих сотрудников – донести правду о том, что часть территории Российской Федерации подверглась внешней агрессии со стороны международных террористических организаций. Именно на их деньги в Чеченской Республике содержатся сепаратисты, которые с помощью террора и других преступлений пытаются добиться своих целей.

– Изменилось ли содержание вашей деятельности за это время? Какие направления стали сейчас основными в освещении контртеррористической операции?

– Все это время мы информировали общественность в России и за рубежом о том, что происходит на территории Северо-Кавказского региона. Для этого мы работаем с российскими и зарубежными средствами массовой информации, знакомим их с результатами спец-операций по задержанию и ликвидации бандитов, в том числе – иностранных наемников. Это было и остается главным направлением в работе Объединенного пресс-центра.

– Можно констатировать, что вне зоны операции – и в России, и за рубежом – информационного голода не чувствуется. А в самой Чечне?

– Чеченская Республика уже пережила тот период, когда ощущался дефицит средств массовой информации. Сегодня в республике издается более 20 республиканских и местных газет, работают две государственные телерадиокомпании и большое количество частных телестудий, которые есть практически во всех крупных населенных пунктах.

Как некий пробел сегодня можно отметить то, что в Чечне пока еще ограничен доступ населения к ресурсам Интернета. Это связано с тем, что во многих населенных пунктах пока только строятся современные телефонные станции. Но в Грозном уже функционирует городская телефонная связь, открыт свободный доступ в Интернет. Так что Чеченская Республика не оторвана от ресурсов мирового информационного пространства.

– Илья Михайлович, вы человек публичный: не раз ваша фамилия возглавляла рейтинг «100 человек, о которых больше всего говорит сегодняшняя пресса». И одновременно вас не раз обвиняли в «передергивании» фактов. В принципе это понятно, если, скажем так, ваша работа вписывается в рамки контрпропагандистской деятельности…

– Никогда не стремился к популярности и никогда не занимался так называемой контрпропагандистской деятельностью.

Все обвинения со стороны интернет-сайтов, которые созданы и действуют на деньги идеологов незаконных вооруженных формирований, как раз свидетельствуют о том, что нам удалось раскрыть бандитскую сущность местного сепаратизма и его тесную связь с международными террористическими центрами и их лидерами Усамой Бен Ладеном, Абу Мусабом Аз-Заркави в Ираке, а ранее с талибами в Афганистане.

Вчера ваша газета уже рассказывала об уничтожении двух террористов – арабского наемника Джараха, представителя международной террористической организации «Аль-Каида» в Чеченской Республике. Джарах – двоюродный брат иорданского террориста, лидера «Аль-Каиды» в Ираке Абу Мусаба Аз-Заркави, а старший брат Джараха входит в четверку лиц ближайшего окружения Бен Ладена. Второй – эмир ваххабитского джамаата «Аманат» ( «Молчание») Алаш Даудов. Именно он получил ядовитые вещества, предназначенные для терактов, планировавшихся на День Победы. А передал их Даудову реальный главарь и финансист «Аманата» – выходец из Иордании Абу Муджаид. Он – эмиссар международных террористических организаций «Братья-мусульмане» и «Аль-Каида», руководит несколькими ваххабитскими джамаатами в Ингушетии и Чечне. Абу Муджаид в родстве с убитым год назад арабским наемником Абу аль-Валидом, что подтверждает его принадлежность к группе наиболее одиозных главарей НВФ из числа иностранных наемников. Видите, как все закручено.

– Использует ли Региональный оперативный штаб методы спецпропаганды для работы с боевиками? Являются ли участившиеся случаи их явки с повинной результатом такой деятельности? Или настрой изменился после уничтожения Аслана Масхадова?

– Объединенный пресс-центр Регионального оперативного штаба за эти годы на практике убедился, что он обладает эффективным информационным оружием. Это оружие – объективная информация о происходящих событиях.

А что касается влияния на процесс уничтожения Аслана Масхадова, то ко всем членам незаконных вооруженных формирований, попавшим под влияние одиозных главарей, быстро или медленно, но приходит прозрение. А после смерти Масхадова, присвоившего себе титул политического деятеля так называемой Ичкерии и находившегося в подполье, члены НВФ быстрее стали понимать, что их «борьба за освобождение» не более чем блеф. Масхадов – это вывеска, с помощью которой арабские наемники-ваххабиты планировали превратить Северный Кавказ в исламский халифат.

– Илья Михайлович, вы лично верите в то, что раскаяние боевиков искренне, или это очередной их ход для того, чтобы легализоваться и вступить в борьбу против федеральных сил на новом уровне?

– Наши спецслужбы работают на высоком профессиональном уровне. Это признается мировым сообществом и коллегами из спецслужб зарубежных стран. Поэтому полагаю, что вопрос об уровне искренности раскаяния боевиков, явившихся с повинной, звучит в наш адрес не совсем корректно. Конечно, мы все знаем, но иногда не обо всем говорим.

– Вы характеризуете ситуацию в Чеченской Республике как стабильную (так начинаются все пресс-бюллетени Регионального оперативного штаба). Но практически ежедневно в Чечне похищают людей, происходят теракты – то есть то, что в это определение не вписывается. Скорее, обстановку можно назвать «стабильной войной»…

– Обстановка в Чеченской Республике с учетом наличия на территории бандгрупп, в составе которых, подчеркиваю, есть немало иностранных наемников, действительно, пока содержит элементы угроз для безопасности населения. Однако надо понимать, что эта обстановка сложилась в Чечне не в один момент. Проблемы накапливались годами. Значительную роль сыграли теперь уже исторические факторы. Сейчас добавилась инспирированная из-за рубежа поддержка нестабильности на юге Российской Федерации. В то же время в ряде других направлений социальной и экономической жизни в республике ситуация мало чем отличается от других российских регионов, либо тех же стран СНГ.

Для тех, кто внимательно следит за развитием ситуации в Чеченской Республике и улавливает тенденции ее развития, вопрос нормализации обстановки в этой республике – вопрос ближайшего времени. При этом проблема выравнивания уровня социально-экономического развития Чечни и других российских регионов, несомненно, потребует нескольких лет напряженной работы. И главным здесь будет вопрос подготовки квалифицированных кадров, создания для них рабочих мест на предприятиях, способных выпускать современную, востребованную рынком продукцию.

Хотел бы подчеркнуть и такой аспект жизни чеченского общества – количественный и качественный уровень криминогенной обстановки в республике, за исключением совершения преступлений террористического характера, намного ниже, чем в большинстве российских регионов.

– И все же, среди реалий сегодняшнего дня – в зоне проведения контртеррористической операции по-прежнему не уменьшающееся количество зарубежных наемников, в том числе и из стран СНГ. Не свидетельствует ли это о непопулярности политики России на Кавказе и о ее беспомощности в наведении порядка здесь, ведь война длится уже более десяти с лишним лет?

– Факт остается фактом. Международные экстремистские и террористические центры, которые открыто существуют при попустительстве властей некоторых зарубежных стран, аккумулируют многомиллионные суммы, вербуют и переправляют наемников на территорию Российской Федерации и в другие «горячие точки» планеты. Это вопрос определенной слабости мирового сообщества в организации противодействия международному терроризму.

Политика России как государства, ставшего объектом агрессии международных террористов, как раз и направлена на консолидацию мирового сообщества в борьбе с этим злом. Думаю, что внешняя политика российского государства в развитии данного процесса уже принесла определенные успехи. Большинство главарей незаконных вооруженных формирований и иностранных наемников, состоящих в них, многими государствами объявлены в розыск и преследуются в соответствии с положениями международного уголовного права.

– Сейчас знаковой фигурой незаконных вооруженных формирований для простых людей остается Шамиль Басаев. Он или кто-то другой, или центр за пределами России координирует и организует деятельность чеченских банд-формирований?

– По нашему мнению, Шамиль Басаев такая же вывеска в руках иностранных наемников, какой был и Аслан Масхадов. И только.

– Боевики на майские праздники и в День Победы готовили крупные террористические акты. Их удалось предотвратить, что нельзя не расценивать как крупный успех. Так что в завершение интервью дайте, пожалуйста, два прогноза: удастся ли предотвратить «огненное лето» в России, обещанное Шамилем Басаевым, и когда завершится контртеррористическая операция?

– Деятельность российских правоохранительных органов, в том числе их соответствующих подразделений в Чеченской Республике, способна предотвращать большинство преступных замыслов террористов. Мелкие бандгруппы, которые еще пока остаются на территории Чечни, сегодня под ударами федеральных сил несут ощутимые потери. Практически ежедневно уничтожаются и задерживаются бандиты. Также постоянно из бандформирований уходят рядовые боевики. Некоторые из них пытаются скрыться за границей с поддельными документами. Другие являются с повинной в правоохранительные органы и хотят вернуться к нормальной жизни.

Поэтому то минимальное количество так называемых «отмороженных» во главе с Басаевым не способны дестабилизировать не то что обстановку в стране, но даже в отдельно взятом отдаленном горном районе Чеченской Республики…

* * *

Наша справка:

Илья Михайлович Шабалкин – руководитель Объединенного пресс-центра Регионального оперативного штаба по управлению контртеррористическими операциями на Северном Кавказе.

Родился в Алма-Ате в 1956 году.

Закончил Казахский государственный университет им. Кирова, где обучался на историческом факультете по специальности «преподаватель истории и обществоведения».

В органах безопасности с 1983 года. Получил специализированное контрразведывательное образование.

На протяжении пяти лет участвует в проведении контртеррористических операций в Северо-Кавказском регионе.

Генерал-майор. Имеет более 20 государственных и ведомственных наград.

Женат. Воспитывает троих детей.