Сегодня на Ставрополье 150 сельхозпредприятий официально признаны банкротами, их имущество распродается с молотка. Еще десятки колхозов, где судом введено внешнее управление, попадут на плаху завтра. Обязательно. Потому что банкротство стало выгодным бизнесом.

В подавляющем большинстве случаев разорение сельхозпредприятий имеет под собой искусственную основу. Это уже целый «конвейер» с отработанными схемами. Самая распространенная такова: быстрый искусственный рост долгов; вывод урожая (скотины, техники) на одного из кредиторов (часто на подставное лицо); инициирование процедуры банкротства; создание общества с ограниченной ответственностью и заключение с ним договоров аренды земли; распродажа остатков собственности за бесценок тому же ООО; ликвидация ограбленного предприятия. Точка.

На последнем заседании совбеза края губернатор края А. Черногоров с возмущением говорил, что в банкроты по ускоренной программе – всего за несколько месяцев! – попадают даже хозяйства, являющиеся флагманами агропромышленного комплекса Ставрополья. Губернатор назвал СПК «Грачевский», входивший в 300 лучших предприятий России, СПК «Донской», СПК «Серафимовский» и другие.

Несовершенство законодательства позволяет любому кредитору, имеющему претензии к хозяйству-должнику всего на 100 тыс. рублей, обратиться в арбитражный суд с заявлением о возбуждении дела о банкротстве. А «свой» внешний управляющий может за полгода так развалить хозяйство, что от него останутся одни воспоминания.

Недавно я беседовал с директором сельхозпредприятия ООО «Правда» Петровского района В. Проскуркиным, который жаловался, что один из кредиторов – ООО фирма «Северо-Кавказский Агрохим» – подал заявление о признании хозяйства банкротом, имея требования всего на 519 тыс. рублей.

– Сумма была гораздо большей, – говорит В. Проскуркин, – но в результате заключенного с фирмой мирового соглашения «Правда» почти полностью погасила свой долг – за поставки препаратов химзащиты растений. И вот как обухом по голове – заявление в суд. Я думаю, возврат этих 519 тысяч для «Северо-Кавказского Агрохима» – совсем не главное. Для фирмы важно запустить механизм банкротства хозяйства и назначить через суд свою кандидатуру внешнего, а затем и конкурсного управляющего. Это бизнес, очень прибыльный. Мы боимся, что «Правда» повторит судьбу ряда других сельхозпредприятий, которые были обанкрочены по заявлению «Северо-Кавказского Агрохима». Сейчас эти сельхозпредприятия прекратили производственную деятельность, находятся в стадии ликвидации, а на их базе созданы или создаются новые хозяйства, подконтрольные «Северо-Кавказскому Агрохиму». На мой взгляд, их будущее туманно. Дело в том, что как инвестор эта фирма выглядит крайне подозрительно: в соответствии с бухгалтерской отчетностью за полгода «Северо-Кавказский Агрохим» имеет долгов на миллиард рублей! В основном это кредиты банков и задолженность перед поставщиками. Причем собственные средства и имущество фирмы не покрывают и десятой части ее долгов. Кстати, уставный капитал «Северо-Кавказского Агрохима» всего 8,5 тыс. рублей. Поверьте, это колосс на глиняных ногах. А если завтра кто-нибудь из кредиторов фирмы поступит с ней так, как она поступает с другими, то есть обратится в суд о признании банкротом, – разразится грандиозный скандал на весь край...

Скандал действительно может разразиться, потому что «Северо-Кавказский Агрохим» – это не какая-нибудь мелкая лавочка. Как утверждают в минсельхозе, фирма входит в тройку краевых лидеров поставок химических средств защиты растений (на этом рынке работают более 20 предприятий). Правда, объемы не называют, ссылаясь на коммерческую тайну. Завистники говорят, что «Северо-Кавказский Агрохим» пользуется особым расположением минсельхоза. На сайте фирмы в качестве места «проживания» гордо указано: ул. Мира, 337, каб. 127, министерство сельского хозяйства... Абы кого на постой в это здание, наверное, не пустят.

И абы кому, конечно, не дадут льготные кредиты, по которым проценты – три четверти учетной ставки Центробанка – платит краевой бюджет. По словам заместителя министра сельского хозяйства края В. Лозового, «Северо-Кавказский Агрохим» такие кредиты получал.

В беседе с корреспондентом «СП» В. Лозовой очень добро отозвался о деятельности «Северо-Кавказского Агрохима». Правда, при этом речь шла не о поставках пестицидов, а о работе фирмы в качестве инвестора обанкроченных хозяйств. По словам заместителя министра, когда сельхозпред-приятие идет с молотка, «мы его (т. е. «Северо-Кавказский Агрохим». – А. В.) подключаем, чтобы он покупал часть долгов. У него на сегодняшний день 15 хозяйств».

Признаться, я до сих пор думал, что крупнейшие новые хозяева ставропольской нивы, они же инвесторы, – родом из Москвы. Оказывается, в списке лидеров и свои, местные.

В. Лозовой не смог подтвердить или опровергнуть информацию о миллиардном долге «Северо-Кавказского Агрохима». Но не скрыл обеспокоенности. «Если это действительно так, – сказал он, – то нужно немедленно обращаться в совет по экономической и общественной безопасности Ставропольского края»...

Аслан Каракотов, руководитель фирмы «Северо-Кавказ-ский Агрохим», не был рад моему визиту. Тем более, что тема банкротства сельхозпредприятий является болезненной для краевого правительства, и «светиться» здесь в каком-либо качестве, понятно, никому не хочется. Тем более что фирма А. Каракотова, подав соответствующие заявления в арбитражный суд, являлась инициатором банкротства двух из названных губернатором на совбезе хозяйств – СПК «Серафимовский» и СПК «Донской». Конкурсные управляющие обоих сельхозпредприятий сейчас распродают остатки имущества. Из их праха рождаются новые хозяйства (со старым названием), но уже под контролем фирмы.

А. Каракотов дал понять, что заявления в суд возникают не по злому умыслу: фирма преследует цель вернуть свои деньги. А создание новых хозяйств обязательно происходит с благословения минсельхоза. Его согласие – непременное условие.

Кстати, покупка долгов предприятий, которым светит банкротство, лишь на первый взгляд выглядит нелепо: при правильной постановке дела и умении «общаться» с судами и внешними управляющими можно при минимальных затратах сделать состояние. Иногда кредиторы, напуганные грядущим банкротством своего должника, уступают его долги за 10-20% стоимости. В крае существует уже «рынок долгов» (и не только сельхозпредприятий.

Комментировать информацию о собственных долгах «Северо-Кавказского Агрохима» А. Каракотов категорически отказался. Правда, не отрицал, что сотни миллионов рублей получены фирмой в качестве банковских кредитов и на подходе еще 300 миллионов. «Значит, банки нам доверяют», – сказал он.

«Родить» новое хозяйство на базе обанкроченного с помощью скупленных по дешевке долгов не так уж сложно. Но сельхозпредприятие должно функционировать, причем не только на период уборки урожая. Следовательно, нужны долгосрочные инвестиции, если, конечно, новый хозяин не собирается «кинуть» крестьян после продажи зерна. А таких случаев по краю, к сожалению, немало, равно как и сельхозпредприятий, обанкроченных по второму кругу.

Неизвестно, в каких объемах вкладывает инвестиции «Северо-Кавказский Агрохим» в контролируемые хозяйства, но золотой дождь на них точно не пролился. В прошлом году, по некоторым данным, было куплено около двух десятков тракторов, в основном бывших в употреблении. Впрочем, везде пахали, сеяли и убирали, на что, конечно, деньги требуются.

– Но вот что меня настораживает: урожай убрали – а с зарплатой проблемы. – говорит В. Дядьков, начальник управления сельского хозяйства Изобильненского района, о деятельности ООО СХП «Правда», хозяйства, созданного на месте банкрота и ныне подконтрольного «Северо-Кавказскому Агрохиму». – На сегодняшний день нет у нас практически хозяйств, где бы задерживали зарплату, а там задержали – и раз, и два. И еще один инвестор у нас в Тищенке точно такой же – сейчас зарплату у него выбиваем...

Больше всего подконтрольных хозяйств у «Северо-Кавказского Агрохима» в Петровском районе. Это уже упомянутый «Донской», «Заря» и «Победа». По словам начальника райсельхозуправления А. Масловца, «С посевной они справились, с уборкой – тоже. Отсеялись, практически благополучно». Но нет полной картины.

– Раньше у нас в сельхозуправлении, – говорит А. Масловец, – был ревизионный отдел. Могли проверить любое предприятие, его финансово-хозяйственную деятельность. То есть знали, чего от кого ожидать. А теперь нас превратили в консультационный орган. Все хозяйства – частные, запрашиваем информацию, нам говорят: «коммерческая тайна». А потом раз – и банкротство, а мы руками разводим. Вот и в хозяйствах, где инвестор «Северо-Кавказский Агрохим», вроде бы процесс идет нормально сегодня. Но неспокойно у меня на душе. Это же частник – захотел и завтра продал свой бизнес. Ни за кого из них сейчас руку на плаху не положу. Не знаю я, что у них, инвесторов, на уме...

А на уме у них, как и положено в условиях рыночной экономики, извлечение прибыли. Это на первом месте. И на фоне массового разорения хозяйств судьба простого механизатора Иванова уже мало кого интересует. Бизнес продается, перепродается и вместе с ним «ходит по рукам» крестьянская душа. Хорошо, если барин добрый попадется...

* * *

P.S. «Выставляем на продажу контрольные пакеты долей в уставных капиталах вновь созданных сельскохозяйственных предприятий Ставропольского края. Готовы уступить дебиторскую задолженность действующих сельскохозяйственных предприятий...».

Эта информация размещена на Интернет-сайте фирмы «Северо-Кавказский Агрохим». Бизнес есть бизнес...