Николай Борисенко проходил службу в пограничных войсках на территории Демократической Республики Афганистан. Среди наград есть и медаль «За отличие в охране государственной границы СССР», которую получали пограничники за боевые заслуги.

В октябре 1981 года Николай попал в Ахалцихе, где находилась учебная часть инструкторов служебного собаководства. Их готовили целенаправленно для отправки в Афганистан. За глаза курсантов называли «смертниками».

Из всего призыва в марте восемьдесят второго для продолжения обучения отобрали десятерых, но уже минно-разыскной службе. Николай отправился со своей овчаркой Рувой. Спустя пять месяцев сапёров отправили в ДРА в мотоманевренную группу, что располагалась неподалёку от города Мазари-Шариф.

Одним из первых, кого Николай встретил в части, оказался старшина из недавней учебки. Обрадовались друг другу. Старшина всё узнавал, что там и как в Союзе, а молодой боец жадно вслушивался в рассказы о местном житье-бытье и, может быть, не всему и поверил, если бы в этот же вечер, как и в каждый последующий и предыдущие, в городе не началась стрельба и несколько шальных пуль не просвистели над головами. Это уже потом вновь прибывшие поняли, что духи провоцировали шурави на ответную стрельбу. Казалось бы, ну что тут такого? Ведь война. В тебя стреляют – ответь тем же. Но нельзя было. Нельзя. В Мазари-Шарифе находилась древняя, одна из красивейших в мире, под стать Стамбульской, Голубая мечеть, символ исламской веры. Так вот, если бы хоть одна пуля ударила в мечеть со стороны советских войск, это бы вызвало бурю возмущения афганцев и, как выразился Николай: «Нашу часть шапками бы закидали!». Поэтому приходилось терпеть выходки душманов и, исхитрясь, другими способами уничтожать противника.

В конце восемьдесят второго года проходила операция в ущелье Карамколь, в ней принимали участие маневренная группа шурави и «сорбозы» – правительственные афганские войска. Начинало темнеть, когда наша колонна стала втягиваться в ущелье. В это время с окружавших гор раздались голоса душманов, усиленные мегафонами. Моджахеды предлагали перейти на их сторону и вместе сокрушать неверных. Как оказалось, противник просто-напросто впотьмах перепутал шурави с «зелёными» (так тоже называли бойцов армии ДРА). Завязался бой. Чуть позже на ущелье обрушился шквал огня с налетевших МИГов, ущелье рвалось на части от сброшенных бомб. Что-то там напутали корректировщики, и наши сами оказались в роли уничтожаемых. К счастью, всё обошлось, только одного из парней легко ранило.

Через пару дней в том же ущелье произошло событие, запомнившееся Николаю на всю жизнь. Рува вдруг резко кинулась в сторону, сбив с ног хозяина. И тут же Николай услышал, как вражеская пуля ударила в борт грузовика как раз на уровне его груди. И ещё раз собака спасла жизнь солдату в этой же операции.

Завязалась перестрелка. Коля юркнул под прикрытие БТРа, запихивая поглубже под него овчарку. Получилось так, что поводок перехлестнулся через его спину, но нисколько не мешал, потому что особого обзора для стрельбы не было и оставалось только ждать, когда прекратится налёт. Внезапно Рува рванулась так, что перевернула хозяина на спину, и в тот же миг пуля снайпера пробила колесо боевой машины, возле которого только что лежал Николай.

К сожалению, после увольнения в запас Руву пришлось оставить в Термезе, где её принял новый хозяин. О дальнейшей её боевой судьбе первому, который обучал её премудростям сапёрной работы и кого она спасла от неминуемой гибели, ничего не известно.

А та боевая операция закончилась практически ничем. Основная часть банды ускользнула сразу после налёта авиации. Удалось уничтожить только несколько небольших групп.

В задачи маневренной группы входило обеспечение безопасности прохода техники к месту проведения боевых операций. Первым всегда шёл БТР, на броне которого сидел сапёр, просматривающий возможные для минирования места, за ним БМП, и завершал колонну ГАЗ-66, загруженный спецоборудованием для обезвреживания или установки мин. Поэтому нашим войскам всегда хватало сил, чтобы расставить минные заграждения вокруг кишлаков, где скапливались душманы, тем самым предотвращая ускользание противника. По окончании операции мины снимались. Характерно, что каждый сапёр убирал «свои» мины: у настоящего специалиста свой почерк. А новому человеку пришлось бы долго ломать голову над ловушками. Не в казаки-разбойники играли. Был случай, когда один из сапёров подорвался на своей же мине, потеряв ноги и руку. Действительно, сапёр ошибается один раз!

Кроме боевой работы, советским сапёрам приходилось обучать и «хадовцев» (спецподразделения афганских войск, контрразведка). Во время афганской войны тщательно скрывалось, что на территории этой страны боевые действия ведут не только части Советской Армии, но и пограничники, спецподразделения КГБ СССР, в связи с чем многие боевые заслуги и успешные операции приписывались народной армии ДРА.

Ближе к осени восемьдесят третьего года бойцы мангруппы, где служил Николай, захватили в плен главаря крупной банды, действовавшей в районе Мазари-Шарифа, Али Каль Кудуза, жестокого и свирепого человека. Каль Кудуз врывался в кишлаки, грабил и убивал любого, кто оказывался на пути его банды.

По сообщениям осведомителей командование узнало о прибытии бандита на свадьбу в один из кишлаков. Населённый пункт удачно блокировали, и операция прошла довольно спокойно, без потерь. Но Каль Кудуза никак не могли найти. Долго искали, и повезло.

В одной из конюшен обнаружили подземный лаз, где и уничтожили огрызавшихся огнём нескольких бандитов, а вот в кормушке под сеном прятался сам главарь. Связали. Повели к БТРу. Местный люд очень уж сильно ненавидел Али, каждый норовил ударить его палкой или прикладом автомата. У Николая на руках долго не сходили синяки от ушибов, потому как он с Рувой возглавляли конвой. Почему именно они? Всё просто. Афганцы очень боятся таких собак, как овчарки, поскольку считают их волками.

Так вот, отправили Али Каль Кудуза в Термез, оттуда в Кабул. Уже дома ветеран афганской войны и студент Ставропольского сельхозинститута увидел по телевизору в новостях того самого бандита. Голос за кадром рассказывал, что в 1983 году правительственными войсками Афганистана была проведена удачная операция по поимке Каль Кудуза. Моджахед приговорён к смерти…

В самом конце службы в начале восемьдесят четвёртого пришлось Н.Борисенко участвовать в знаменитой Мармольской операции. В Мармоле находился учебный центр моджахедов, проходивших очень серьёзную подготовку для ведения боевых действий. Не единожды Мармоль пытались взять, но всё оборачивалось крахом. И вот в конце января – начале февраля командование ограниченного контингента решило провести грандиозную операцию, в которой принимали участие практически все рода войск, присутствовавшие в ДРА. И впереди, как всегда, были сапёры.

После артподготовки, проведённой «Градами», войска втянулись в ущелье. Мангруппа обнаружила управляемое минное поле. Началась работа ещё под обстрелом своей же артиллерии. Через некоторое время нашли провода, тянувшиеся высоко в скалы, где в пещере находился пункт управления. Он был организован предельно просто: разноцветные провода, схема установки мин и деревянная коробочка с батарейками. Подсоединяешь клеммы той или иной мины, и приходит смерть.

Сапёры её остановили в тот раз…

А сразу после завершения Мармольской операции Николая уволили в запас.

В 1994 году, когда в Ставрополь перебазировался пограничный округ, на День пограничника прогуливался Николай с друзьями по парку Победы. Видит, за столиком одного из кафе сидит подполковник с очень знакомым лицом. Откуда, сразу не вспомнил. И только когда подполковник назвал Николая по фамилии, сразу всплыл в памяти замполит мангруппы Александр Пригорнев. Как водится, посидели, вспомнили войну, боевых друзей. Тех «смертников», кто выжил, и помянули тех, кто навсегда остался молодым.

Сейчас Н.Борисенко является председателем Ставропольского городского союза ветеранов Афганистана. Во главу угла в своей работе всегда ставит во-просы помощи «афганцам», инвалидам той войны и семьям погибших, отстаивание их интересов на всех уровнях власти, решение возникающих проблем, разъяснение законов. Например, до выхода российского закона «О ветеранах» льготы участников Великой Отечественной войны автоматически переносились и на ветеранов других войн. Теперь же – нет. Фактически льгот «афганцы» лишены. В 1996 году активисты совета ветеранов афганской войны вышли на главу г.Ставрополя, и его постановлением льготы по коммунальным услугам стали предоставляться. Но – только на бумаге. Средств не было. С осени прошлого года постановление наконец заработало.

* * *

15 февраля исполнится 10 лет со дня начала вывода ограниченного контингента советских войск с территории Афганистана. Николай поздравляет всех, причастных к этой дате людей, желает удач и успехов, добра и здоровья и приглашает всех в этот день в 12 часов дня во Дворец детского творчества, где пройдёт торжественное собрание.