Александр цедил свой «Рислинг». А шахтеры крепко приложились к «белой», завелись. Александр Колесников

– Да мой брательник такое умеет… Спорим, тремя… нет, пятью бутылками водки пожонглирует!

Официантка огрызнулась на необычный заказ – в ресторане водка только в графинчиках. Но перечить подвыпившим шахтерам не рискнула.

Александр тоже не мог подвести двоюродного брата – взял за горлышки пять бутылок. Вот первая взлетела под потолок. Ей вдогонку вторая, третья… И уже сплошное колесо из водочных бутылок закружилось в воздухе посреди ресторана.

Такого публика небольшого кузбасского городка Белово еще не видела. Когда Колесников поймал последнюю и показал, что все пять бутылок водки целехонькие, зал взревел от восторга. А Александр вошел в раж – на руках лихо сплясал «Цыганочку». Тут уж к их столу ринулось полресторана – с рюмками, со шкаликами.

Как к концу вечера его – трезвенника – выводили из зала, Александр Колесников помнит смутно. Да и не об этом речь.

Наутро у дверей гостиницы остановилась «Волга». Из нее вышла представительная дама, спросила молодого человека, что накануне приехал в их город.

– Я директор Дворца культуры «Шахтер». Вчера была в ресторане…

Пока Колесников лихорадочно припоминал, не набедокурил ли спьяну, пояснила:

– Идет областной смотр художественной самодеятельности. Не присоединитесь ли к нашему коллективу?

Выступили удачно. Приезжий явно пришелся ко двору. И вновь директриса к нему:

– А, может, позанимаетесь с нашими ребятами, наберете цирковую студию?..

Так 30 лет назад Александра Колесникова нежданно-негаданно нашло призвание педагога.

Бывший детдомовец, которого усыновила бездетная семья фронтовика, Санька рос на редкость бедовым. В глиняном карьере на окраине Фрунзе кто с самого высокого обрыва сиганет? Санька. В школьной футбольной команде кто в воротах? Санька. И не беда, что росточка небольшого. Зато какая реакция!

Мальчишка не просто занимался спортом, а готовил себя к чему-то необыкновенному. Грезил о приключениях, о дальних плаваниях. И тут 15-летнему школьнику попалось на глаза объявление: набор в студию при республиканском цирке. Какой подросток в 60-е годы не мечтал ступить на манеж, окунуться в волшебную, таинственную сказку!

Здание цирка во Фрунзе было, а вот труппа давно развалилась. Республиканские власти решили: надо восстановить национальный цирк. Именно национальный. Поэтому на 60 студийных мест приняли 54 киргиза. Из русских конкурс прошли лишь шестеро – лучшие из лучших. Вот тут-то и пригодилась Колесникову спортивная закалка.

Занятия вели маститые московские преподаватели. Первый год понемногу обучали едва ли не всем цирковым жанрам. На выпускных определяли, у кого к чему больше способностей. Второй год – специализация. А на третий за каждым студийцем уже закрепляли режиссера, который ставил конкретный номер. В Александре из множества талантов московским профессорам больше всего приглянулись блестящая реакция и способность удерживать равновесие. Так Колесников стал эквилибристом. А дебютировал с номером эквилибр на одноколесном велосипеде – моноцикле.

Всего три года отработал Александр на манеже. Но успел поколесить по стране с гастролями, перезнакомился со многими знаменитостями. (В прошлом году, в мае, довелось попасть на Уральский фестиваль-конкурс циркового искусства в Екатеринбурге. Директор тамошнего цирка, в прошлом великий клоун Анатолий Марчевский, узнал Колесникова, принял как родного). Прервалась карьера профессионального артиста буднично: приемная мама со своей гипертонией не могла больше выносить среднеазиатскую жару. А куда ехать? В Кузбассе, в Белово, жили сестра, другие родственники. Но там не было цирка. Зато был Дворец культуры, были ребятишки, мечтавшие стать циркачами…

И вот спустя 30 лет Александр Колесников по-прежнему в окружении детворы. Правда, теперь в Минераловодском дворце культуры железнодорожников и в Доме детского творчества.

– Какой у нас год по гороскопу? Правильно. А как обезьянка на земле ходит? Нет, ноги и руки держать прямыми. Ну, кто из обезьянок быстрее добежит вон до той стены?

Смех, гомон. Александр Федорович подгоняет отстающих, помогает подняться тем, кто упал.

– А теперь все подошли к матам. Покажите-ка мне, как ползает змея.

Пока девчушки старательно упражняются на стареньких драных матах, Колесников делится со мной своими педагогическими приемами.

– Очень многому можно научить как бы невзначай. Дети играют и между делом приобретают необходимые навыки.

А еще важен собственный пример. На шестой десяток перевалило, а Александр Федорович и по проволоке пройдет, и сальто сделает, и по вольностоящей лестнице на трехметровую высоту поднимется.

– Не могу, не получается у меня это «колесо», – хнычет девочка.

– Смотри, это же так просто.

И Колесников четко выполняет упражнение. Действительно, не Бог весть какое сложное. Вот только переворачиваясь, Александр Федорович опирается не на кисть правой руки, а на черный кожаный протез со стальным крючком.

К беде привела нелепая случайность. В 1990-м жена приехала рожать на родину, в Минеральные Воды. Здесь тепло, здесь родители, родственники. Сообща они убедили Александра Федоровича, что на Северном Кавказе дочурке будет куда лучше, чем в Сибири. Студию оставил на свою ученицу. Ей же отдал весь собранный за многие годы реквизит.

В Минеральных Водах почти сразу прошел по школам, набрал ребят, стал учить их цирковому искусству. Одновременно устроился составителем поездов: семья-то увеличилась. И вот однажды … Поезд тронулся, и вдруг Колесников почувствовал, как сзади его что-то зацепило за форменный жилет и поволокло. Потом выяснилось: из вагона торчала толстая проволока. Попытался вывернуться, но споткнулся о «стрелку», упал. И рука угодила под колесо.

Тяжко было поначалу. Но выстоял, приспособился к инвалидности. По ночам сторожует на железной дороге со своим верным Тибетом – могучей восточно-европейской овчаркой с удивительно умными глазами. Днем занимается с ребятишками.

Цирковая студия живет бедненько. Брать деньги с детей – последнее дело. К тому же каждый второй воспитанник А. Колесникова из малообеспеченной или неполной семьи. Дворец культуры железнодорожников и Дом детского творчества, где базируются минераловодские циркачи, едва сводят концы с концами. Спасибо, перед юбилейным концертом директор ДК немного с костюмами помогла. Да еще, чтоб ребята приоделись, пять тысяч выделил давнишний знакомый Колесникова, депутат Госдумы РФ В. Катренко. А вот почти весь реквизит пришлось добывать самим – что Александр Федорович своими руками, вернее, рукой и протезом – изготовит, что знакомых в мастерских на железной дороге попросит выточить, что купят на общественные деньги.

Да, бывают в студии и таковые. Время от времени богатые минераловодцы устраивают увеселения для своих отпрысков. Приглашают и циркачей. На этот случай у Колесникова даже специальная программа есть. Выступают в санаториях, в парке, в детских садах. Вырученные деньги идут на реквизит, коллективные походы, поездки. Ну и на сладости, конечно, – студийцы частенько собираются на чаепития в квартире у своего руководителя.

О педагогических талантах Колесникова я слышал от многих. Александр Федорович запросто находит общий язык с любыми подростками, даже с самыми ершистыми. Сколько мыкались по городу поклонники брейк-данса. А пристанище обрели лишь в цирковой студии. Александр Федорович лично съездил в Невинномысск, посмотрел выступления мастеров брейка, накупил видеокассет. И теперь на равных может толковать с молодежью о стилях «ломаного танца». От себя внес в него элементы акробатики. Так что танцоры вполне органично вписываются в программу циркачей.

Но самое примечательное в студии – это особые взаимоотношения. Словно одна семья.

– На выступление едут – в автобусе кутерьма, – делится своими наблюдениями директор ДК железнодорожников Елена Касымова. – Но как до дела доходит – все собранные, серьезные. Не было случая, чтобы цирковая студия «Пульс» подвела, сорвала концерт. Удивительное сочетание раскрепощенности и высокой ответственности.

В 2002 году в Ставропольском цирке проводили первый краевой фестиваль циркового искусства. Компания подобралась сильная. Только народных коллективов – три. Минераловодцев никто в расчет не брал. Но вот показала эквилибр на катушках Оля Алейникова, вот пожонглировали гирями Саша Савенко и Леша Комаров. И строгое жюри во главе с академиком циркового искусства В. Воробьевым обратило внимание на студию «Пульс». А после того, как повращались на длиннющих бамбуковых шестах Настя Ногина и Кристина Плетнева, исполнили оригинальные акробатические номера «Танцующие монахи» Андрей Селиверстов и Дима Ширин, а Яна Лобода с улыбкой исполнила рискованные трюки в кольце, подвешенном высоко над манежем, все стало ясно. Цирковая студия Александра Колесникова безоговорочно завоевала диплом первой степени и получила главный приз – роскошный импортный магнитофон.

Сейчас у Колесникова новая головная боль: как бы в марте исхитриться с финансами и вывезти своих ребят в Екатеринбург. Там пройдет Всероссийский фестиваль самодеятельных цирковых коллективов. Конечно, уровень высокий. Но кое – кого из будущих конкурентов Александр Федорович уже видел и…

– Нам бы только приодеться. А так – вполне можем с ними пободаться.

Николай БЛИЗНЮК