Дама знакомая ко мне обратилась как к журналисту. "Понимаешь, говорит, пошли в воскресенье утром пофото-графироваться. Выходной, настроение праздничное, "мыльница" заряжена новой пленкой". Короче, как Окуджава пел: "На фоне Пушкина снимается семейство. Фотограф щелкает и птичка вылетает".

Птичка, может быть, и вылетала, голубей у нас в городе чертова пропасть. Но вот на "фоне Пушкина" народу сниматься что-то не очень хочется. Есть у нас в Ставрополе свой памятник великому африканско-русскому поэту. Только, в отличие от Москвы, Александр Сергеевич не стоит, а сидит задумчиво. Хороший уголок 225-летнего краевого центра, никто не спорит. Вот только утром в воскресенье загажен он был до неузнаваемости. Пустые пивные бутылки (и пластиковые, и стеклянные) валялись повсюду, окуркам тоже место нашлось. Молодежь накануне (а она ведь благодаря бодрой телевизионной рекламе без пива и отдыха себе не мыслит) оттягивалась у подножия монумента. Там лавочки такие удобные...

Я как журналист заинтересовался вопросом: "А кто, собственно, убирать должен в подобных местах? И именно в воскресенье!" Стал названивать в различные коммунальные хозяйства, которые, по идее, должны дворническим делом заведовать. Делал я это в промежутке между полуднем и часом дня. И везде мне отвечали: "Обед! Вам никто ничего не расскажет!" Кстати, и у меня в это примерно время обеденный такой должен быть перерыв. К сожалению, далеко не всегда получается его совершить... Но потом я все-таки дозвонился до нужного руководства.

Да, действительно в воскресенье дворники не работают. Должны же и они когда-то отдыхать! Но вот то, что мы сами делаем с улицами своего города... Пройтись с открытой бутылочкой пивка, отхлебывая пенный напиток из горлышка сейчас "нетрудно" никому. Будь ты хоть сорокалетний мужчина, хоть хрупкая семнадцатилетняя девица. Иди себе, кто остановит? Патрулирующая милиция неизвестно кого высматривает и задерживает. Допил (допила), швырнул (швырнула) пустую тару куда подальше – и все! Кто тебя остановит? Кто тебе хоть слово против скажет? Да никто! И Пушкин промолчит, он же из металла...

В. СИДОРОВ