8 декабря не отмечено красным в нашем календаре. Но нет сомнений, что эту дату сегодня будут вспоминать на всем пространстве, еще недавно именовавшемся одной шестой Земли. 10 лет назад прекратила существование величайшая геополитическая реальность ХХ века – Советский Союз.

Как-то неожиданно и, главное, очень быстро рухнуло государство, просуществовавшее семь десятилетий. Наверняка еще очень долго ученые и политики будут "скрещивать копья" по поводу того, был ли неизбежен крах Союза и смог ли бы он существовать еще, что стало причиной распада – политика или экономика и каковы ближние и дальние последствия этого события для всего мира. Еще недавно все мы, кто родом из СССР, горячо переживали и спорили об этом до хрипоты. С высоты прошедших 10 лет многое видится теперь как-то спокойнее и чуть по-другому. Что поделаешь, время...

Как сейчас оценивают распад СССР россияне, изменилось ли их отношение к этому событию? Что мы потеряли и что приобрели? На эти и другие вопросы сегодня отвечают ставропольские политики.

В. Красуля, председатель Ставропольской региональной организации партии "Союз правых сил":

– Распад СССР, если вспомнить хронику событий тех лет, отчасти был неизбежен, поскольку стал "ответом" на путч 91-го. Если бы не было путча, не знаю, как все могло повернуться. Возможно, будь умнее тогдашняя властная элита, верхушка КПСС, удалось бы сохранить СССР, либо, во всяком случае, связи между республиками могли бы быть теснее, чем сейчас. Но, к сожалению, этого не произошло. И пошел революционный процесс. После путча республики одна за другой объявили о суверенитете. И лидеры Украины, Белоруссии и России в Беловежской Пуще, по сути, просто юридически закрепили состоявшийся распад СССР. У этого шага был и экономический резон: каждое из "суверенных" государств, объявив о самостоятельности, продолжало печатать русские рубли. Какая это была "мина" под Россию – можно представить.

Что мы приобрели и что потеряли в результате? Приобрели российское государство, самобытность которого и даже сам факт существования которого как-то затушевался в советскую эпоху. Другое дело, что обретение суверенитета пока заметно только внешне – флаг, герб... Все бывшие республики СССР в этом смысле ушли дальше нас. Но надеюсь, что наши приобретения еще впереди. Кстати, это касается и потребности в интеграции многих бывших союзных республик. Не случайно был придуман СНГ. Связи между нами все равно останутся.

А потеряли мы прежде всего 25 миллионов русских в национальных республиках, разорванные семьи. И эти потерянные корни, конечно, кровоточат. И вызывают ностальгию по СССР у определенной части общества. Хотя, думаю, многие до конца так и не поняли, что произошло. Просто на фоне сегодняшней неустроенности есть ностальгия по порядку, который связывается с СССР, и людям хочется получить прежние стабильность и комфорт. Тоска по утерянному величию? На обывательском уровне немного есть. Но великих имперских амбиций у простых россиян, думаю, нет и не было, во всяком случае в той степени, как это преподносят политики. У каждого человека есть прежде всего сожаления, переживания о чем-то своем. Но трагедии нет. А главное – нет чувства, что мы потеряли Россию.

Б. Мазикин, секретарь крайкома КПРФ:

– Что 10 лет назад, что сейчас мое отношение к развалу СССР, как и многих моих товарищей, не изменилось. Это субъективное решение отдельных политиков, по собственной прихоти решивших судьбу страны, ничего, кроме возмущения, не может вызывать. Может, СССР нужно было модернизировать. Но об этом никто не думал. Более того, результаты референдума, на котором большинство народа высказалось за сохранение Союза, просто проигнорировали. Такое простить и забыть нельзя.

Мы потеряли великую державу и ничего не приобрели. Посмотрите, как живут все бывшие республики. Весь мир объединяется, а мы – раскалываемся. И по этому опасному пути, к сожалению, идет сейчас и Россия...

Ю. Ляликова, заместитель руководителя краевой организации "Яблоко":

– Как и в любом распаде, процессе разрушения, ничего хорошего в развале СССР нет. Рухнула система, строившаяся как единое целое. Сломался экономический, политический стержень государства, все отношения в нем. Потеряли от этого, конечно, все, прежде всего миллионы простых людей на всем пространстве бывшего Союза. Возможно, этот процесс был неизбежен. Но теперь всем нам нужно прилагать титанические усилия по налаживанию собственного жизнеобеспечения.

Есть ли ностальгия по СССР? У меня лично нет, по политической системе уж точно. Другое дело, что период ломки, преобразований не может быть комфортным, мягко говоря. Но думаю, что это не непреодолимая драма. Хватит переживать. Давайте на базе сложившихся реалий подумаем, как лучше устроить нашу жизнь.

С. Рязанцев, председатель исполкома Ставропольской краевой организации партии "Единство":

– До сих пор развал СССР я расцениваю как трагедию всех людей, населявших ту страну. Более того, считаю, не жалеть сегодня о крахе Союза может лишь человек, не имеющий сердца. Ведь резали тогда по живому. И особенно понятно это стало сейчас, по прошествии 10 лет. Потому что трудно вести речь о каких-либо приобретениях, все же в основном мы все потеряли. Следствием распада СССР стал развал экономики, снижение жизненного уровня людей, многочисленные межнациональные конфликты, проблемы границ.

Думаю, модернизация государства, те ростки нового, что зародились на обломках Союза, моли бы осуществиться и в системе СССР. Союз необходимо было сохранить и развивать. Конечно, сегодня говорить об этом нереально. Но поиск новых форм взаимодействия бывших республик, а ныне суверенных государств, считаю, возможен. Хотя бы в рамках СНГ. Да, ностальгия по СССР есть и, видимо, всегда будет существовать в нашем обществе. Потому что слишком много было исковеркано судеб в процессе распада Союза. Но, наверное, как раз эти чувства – предпосылка того, чтобы процесс реального объединения все-таки пошел. Ядром его могла бы стать Россия, только, разумеется, не в ущерб себе, как это часто бывало раньше, а именно исходя из общих интересов. Россия и в составе СССР была ведущей республикой. Уверен, что и впереди у нее именно такое будущее.